Воскресенье, 16:49
Главная » 2016 » Август » 5 » О практике реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества

О практике реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества

05.08.2016 12:15
О практике реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества

Попытки сделать анализ того как осуществляется государственная политика Российской Федерации в отношении российского казачества осуществляется не впервые. Еще в 2013 году анализируя этот вопрос атаман Оренбургского войскового казачьего общества (1998-2010гг.) Владимир Глуховский писал:

1. Ошибки в формировании и проведении государственной политики по отношению к российскому казачеству в течении двадцати лет привели к дезорганизации и расколу казачьего движения. Казачье движение утратило свою значимость в общественно-политической жизни страны, потеряло доверие к актуальной государственной власти России и частично перешло на сторону оппозиции.

2. Подмена Президентской властью законного права казачества на реабилитацию как исторически сложившейся культурно-этнической общности людей на так называемое «возрождение государственной службы казачества» как объединения любых граждан РФ, произвольно относящих себя к казакам и взявшим на себя обязательства по несению околополицейской государственной службы, скомпрометировала процесс национального возрождения казачества в глазах российской общественности. Особый вред этот курс нанес выстраиванию сбалансированных межэтнических взаимоотношений между казаками и другими коренными народами Кавказа.

3. Главная цель государственной политики России – возрождение государственной службы казачества в качестве околополицейских подмастерий – народами большинства национальных республик Кавказа и их лидерами воспринята, как попытка верховной власти страны возродить казачество в образе нагаечника и душителя свободы народов. Это стало одной из главных труднопреодолимых причин открытого и скрытого противостояния процессу реабилитации казачества на всех уровнях власти, а также непонимание задач этого процесса со стороны значительной части гражданского общества.

4. Узаконенная Президентской властью возможность создания, кроме общественных объединений казачества, так называемых реестровых казачьих обществ породила внутри казачества системные противоречия, которые и впредь будут препятствовать успешному формированию и реализации государственной политики в отношении российского казачества.

5. Политический курс Президентской власти на возрождение государственной службы российского казачества раньше социально-экономической реабилитации и этнического возрождения казачества как самобытного народа в структурном отношении противоестественен, а как последовательный государственный курс нереализуем.

6. Главными недостатками формирования и реализации государственной политики в отношении российского казачества является:

- отсутствие реалистичных программ социально-экономической реабилитации казачества и их полноценного финансирования;

- отсутствие контроля за результатами и последствиями принимаемых указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, всей политики в целом;

- отсутствие объективной и честной оценки хода реализации государственной политики в отношении российского казачества за последние двадцать лет.

7. На сегодняшний день деятельность государственных органов России по формированию и реализации государственной политики в отношении российского казачества очевидно зашла в тупик. В качестве первого необходимого шага по выходу из тупика необходимо провести всестороннюю оценку двадцатилетней деятельности органов власти России по реализации государственной политики в отношении российского казачества и по результатам данной оценки осуществить решительную корректировку правительственного курса.

8. Российскому казачеству необходимо коренным образом изменить форму и содержание своих взаимоотношений с государством. Казачество должно политическими методами и энергично добиваться реализации своих неотъемлемых прав на реабилитацию как самобытного этноса, подвергшегося политике разнопланового и многолетнего геноцида.

С полным текстом данного анализа можно ознакомиться ЗДЕСЬ.

Сегодня связался с Владимиром Ильичем и мы договорились встретиться, чтобы поговорить о том, что изменилось за прошедшие три года в проведении госполитики в отношении казачества, учтены ли допущенные ошибки, можно ли сделать прогноз того как будет развиваться казачество, если не внести в эту политику коррективы.


Далее публикуем текст очередного выпуска "Оперативного оповещения" КИАЦ от 4 августа с.г. Печатается с незначительными сокращениями.

В текущем году Совет при Президенте РФ по делам казачества от выполнения своих задач заметно самоустранился. Он уже более полугода не собирается, хотя по Положению должен проводить свои заседание не реже раза в квартал. Последнее заседание прошло 25 ноября 2015 года. Создание государственного реестра казачьих обществ, как основного инструмента, предложенного Советом для объединения российского казачества, выполнить эту задачу не позволило. Выступая 17 марта сего года на первом заседании коллегии Федерального агентства по делам национальностей его глава Игорь Баринов отметил, что «введение реестра войсковых казачьих обществ не решило задачу по объединению российского казачества и привлечению их к исполнению обязанностей в интересах государства, предусмотренную Стратегией по развитию государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года.» В известном смысле этот вывод подводит итог деятельности Совета при Президенте РФ по делам казачества за прошедшие 7 лет со дня его образования.

В реестровых казачьих обществах продолжается процесс выхода из них казачьих организаций, часть из которых примыкает к «общественникам». Несмотря на препятствия, чинимые Минюстом, повсеместно возникают новые общественные организации казаков. Свидетельством тому, в частности, является рост региональных отделений Общероссийской общественной организации «Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья» (СКВРиЗ). В настоящее время в составе СКВРиЗ зарегистрировано 54 региональных отделения и осуществляется взаимодействие с 43 странами зарубежья. В июле с.г. поступило обращение о вступлении в СКВРиЗ «Амурского войскового казачьего общества Амурское казачье общество». Месяцем ранее оно было официально перерегистрировано в «Союз Амурских казаков «Амурское Казачье Войско». Решение в вхождении в состав СКВРиЗ принято на Большом Круге амурских казаков 28 мая 2016 года.

Причина, по которой вместо объединения казаков вокруг государственного реестра происходит их размежевание и по которой наблюдается отрицательная динамика реализации государственных программ возрождения казачьей государственной службы частично отмечена в уже упомянутом докладе Игоря Баринова:

- Смена атаманов в Уссурийском, Енисейском, Сибирском, Оренбургском, Донском и Центральном казачьих войсках не придала импульса деятельности казачьих общин. В связи с безынициативностью и политизированностью атаманов-чиновников, произошла утрата ими авторитета, что привело к росту популярности среди рядовых казаков идеологии т.н. «вольного казачества», существующего по своим правилам и не желающего ощущать административного влияния (Москва и Санкт-Петербург, Ставропольский и Краснодарский края, Воронежская, Московская, Волгоградская, Ростовская, Калужская, Челябинская, Курганская, Амурская, Оренбургская области).

В результате наблюдается увеличение численности формирований национал-сепаратистского толка и на фоне отсутствия системной работы официальных структур в работе с казачеством в Северокавказском регионе значительно выросла протестная активность терских казаков, поддерживаемая радикальными представителями различных общественных организаций.

Кто и как менял войсковых атаманов, тем кто знает, как происходит выдвижение и выборы «атаманов-чиновников», известно. По имеющимся данным, отработанный в 2013 году сценарий смещения атамана Терского войскового казачьего общества Сергея Клименко сейчас готовиться по отношению к нынешнему атаману Александру Журавскому и будет реализована на большом круге войска, намеченном на сентябрь. В службу КИАЦ «Казачий дозор» сообщают, что «Журавский добрался до земли, которая перекочевала из округа в личное пользование. А это порядка 50 тыс. га. А значит махинации могут всплыть на поверхность. И не только земля...». Называются и организаторы смещения. Тем, кому это интересно не лишне будет освежить память публикацией в СМИ от декабря 2013 года «Атаман, атаман, мы не верим тебе».

Причины пробуксовки госполитики в отношении российского казачества, конечно не ограничиваются назначением «неправильных» атаманов. Гораздо более негативное влияние на нее оказывает не замена выборных атаманов на «наказных», а подмена казаков членами казачьих обществ или на людей, работающих казаками. Приписки членов казачьих обществ остаются обыденной практикой. Не могу в этой связи не вспомнить острую публикацию «Две бомбы для президента Путина», автор которой - Директор Международного центра стратегического проектирования Виктор Мальцев пишет:

- Однако с началом выделения государством «под казачество» огромных земельных и финансовых ресурсов, стало понятно, что «реестр» задуман и используется как механизм глобального «распила» бюджета с далеко идущими политическими целями. Для того чтобы бесконтрольно воровать от имени казачества, обличенным государственными полномочиями чиновникам и нужны сотни тысяч липовых казаков.

В страхе перед тем, что все это выплывет наружу, либеральные чиновники создали целую систему запретов на участие казаков в любых общественно значимых мероприятиях. Ярким примером является недавно прошедший V Всемирный конгресс казаков в Новочеркасске, когда в «казаков» нарядили студентов, а против участия реальных казаков, отстоявших в своё время Приднестровье и Абхазию, выставили ОМОН. Дошло до того, что в Вознесенский войсковой кафедральный собор не пропускали даже священников, приехавших со всей России.

Наказные реестровые «атаманы», которые узнают, что они казаки в момент «назначения на должность атамана», призваны служить ширмой для большого воровства. Стоило реестровому атаману Терского Казачьего Войска Сергею Клименко только поинтересоваться, куда делись выделенные на Терское Войско 50 тысяч гектар земли, он был немедленно уволен. При этом сама процедура назначения и увольнения противоречит веками сложившейся традиции выборов атамана на войсковом круге, превращая фигуру назначенного «атамана» в чиновничью куклу в казачьих погонах.

Мыльные пузыри «реестрового» казачества лопаются, как только возникает необходимость привлечения казаков к решению серьёзных задач. Так, просьба к реестровому «атаману» Всевеликого Войска Донского Виктору Гончарову о формировании всего лишь одного полка казаков, оказалась для него непосильной, это при том, что в отчетах фигурирует цифра 170 тысяч казаков, якобы «контролируемых» реестровым атаманом.

Остается гадать, какую развесистую лапшу вешают на уши президенту В.В. Путину чиновники о состоянии дел в Российском казачестве – и реестровые казачьи войска созданы, и атаманы назначены, и казаки получают землю и деньги, а в час «Ч» можно мобилизовать сотни тысяч благодарных казаков. И просят ещё больше денег и земли… и ведь получают. На Кубанское казачье войско на 2016 год выделено девять миллиардов рублей, на Всевеликое Войско Донское – четыре миллиарда. 

В казачьей среде, возникло оживление и то не везде, когда вместо Совета при Президенте Российской Федерации за выработку и реализацию госполитики в отношении казачества взялось Федеральное агентство по делам национальностей (ФАНД). Тем более, что в отличии от Совета, оно имеет властные, а не только лишь рекомендательные права. Но… оживление стало спадать после нескольких провальных мероприятий ФАДН, наиболее резонансным из которых стала незавершенная попытка создания при ФАДН «Экспертно-консультативного совета по делам казачества». Есть предположение, что неудачи явились следствием затянувшейся организационной чехарды в агентстве и того наследства, которое досталось ФАДН. Опять сошлюсь на слова Игоря Баринова на «Правительственном часе» в марте с.г.: «Федеральное агентство по делам национальностей ответственно за реализацию стратегии развития российского казачества. Но В ФЦП нет ни одного мероприятия, направленного на эти цели. Нет ни одного мероприятия по социализации мигрантов, по профилактике экстремизма и так далее.»

Первоначально ФАДН взяло курс на повышение эффективности, публичности и информационной прозрачности процесса принятия решений по вопросам развития российского казачества, о чем было заявлено в Положении об Экспертно-консультативном совете по делам казачества при Федеральном агентстве по делам национальностей (утверждено приказом Федерального агентства по делам национальностей от 28.12.2015 № 116). Сейчас ФАДН от данного курса отошло. На состоявшемся 12 июля заседании Межведомственной комиссии по реализации Стратегии развития государственной политики РФ в отношении российского казачества до 2020 года мы видим (см. фото) все тех же атаманов-чиновников и просто чиновников.

Некоторое оживление вызвала публикация на КИАЦ проекта Плана мероприятий по реализации в 2017 – 2020 годах Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года (далее план Стратегии). Он был спущен ФАДН в войсковые казачьи общества для обсуждения и сбора предложений в данный план.

Как идет обсуждение и какие поступают предложения для внесения в план Стратегии, затрагивающий интересы всех казаков, подавляющей их массе приходится только гадать. Их мнения по-прежнему никто не спрашивает. Постоянно действующий совещательный коллегиальный орган на общественных началах, для экспертного обеспечения осуществления ФАДН России своих полномочий в сфере выработки и реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества так и не был создан.  Именно на него возлагались задачи по «экспертизе проектов нормативных правовых актов, планов, программ и иных документов, касающихся вопросов выработки и реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества».

В этой связи хотелось бы заметить, что в мае 2012 года Президент Российской Федерации В.В.Путин обозначил целевые показатели социально-экономического развития Российской Федерации. Их достижение зависит от качества государственного управления. Поэтому Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» предусмотрен целый ряд показателей, касающихся открытости системы управления; доступности и качества государственных услуг; развития кадрового потенциала государственной гражданской службы; вовлечения граждан в обсуждение, принятие и контроль исполнения государственных решений (выделено мною).

Данные целевые показатели и меры по их обеспечению обозначают современный вектор совершенствования государственной системы в стране ради устойчивого социально-экономического развития.

Следует также учесть, в Стратегии прямо указывается, что совершенствование системы взаимодействия с российским казачеством предполагает формирование федеральными органами государственной власти координационных и совещательных органов с участием представителей казачьих обществ и общественных объединений казаков, создание федеральными органами государственной власти условий для налаживания плодотворного сотрудничества между казачьими обществами и общественными объединениями казаков в рамках поддержки общественных инициатив, направленных на достижение целей государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. Реализация же Стратегии осуществляется на основе утверждаемых в установленном порядке планов мероприятий по ее выполнению, разрабатываемых уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (на сегодня это ФАДН) по взаимодействию с казачьими обществами с учетом предложений федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, казачьих обществ, общественных объединений казаков.

Отдельные отзывы и предложения по проекту Плана реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества удалось собрать КИАЦ. Некоторые из наиболее систематизированных опубликованы на сайте. Это предложения Сергея Боброва, Виктора Криулина и Владимира Голикова.

В ходе обсуждения всплыл один очень важный вопрос, на который прямо указал терский казак Владимир Голиков: прежде чем обсуждать план мероприятий по реализации Стратегии для начала нужно разобраться, что она есть на самом деле и что она дает казачеству и казакам.

Действительно, Стратегия – термин, который чаще всего применяется в военном деле, но может использоваться в любой другой деятельности человека. Это общий, масштабный план, составленный с определенной целью на длительный период времени. Это слово часто применяется при описании планов полководцев во время войны: например, существует стратегия сокрушения, стратегия измора, устрашения, непрямых действий и другие. При разработке стратегии ставится только определенная, масштабная цель, которая не разделяется на мелкие задачи. Стратегия не включает в себя детализированное описание, она лишь выстраивает примерный план, а точнее, направление действий.

Вспомним какие стратегические цели ставила в свое время КПСС: построение коммунистического общества, реализация принципа, выраженного лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям». И хотя лозунг «нынешнее поколение будет жить при коммунизме» так и остался лозунгом, цель была понятна.

А какова масштабная цель Стратегии госполитики в отношении казачества?

Читаем текст Стратегии (гл. II, п.5): Целью настоящей Стратегии является содействие развитию и консолидации российского казачества посредством усиления его роли в решении государственных и муниципальных задач, совершенствования взаимодействия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов и органов местного самоуправления, организаций и общественных объединений с российским казачеством и формирования эффективных механизмов общественно-государственного партнерства.

Эту цель предполагается достичь путем решения задач, которые предусматривают «совершенствование механизма», «развитие духовно-нравственных основ…», «повышение роли…» и т.д.

А теперь попробуйте сделать вывод о конечной цели реализации Стратегии. Что должно быть, когда наступит 2020 год? Опять остается только гадать.

Поскольку содействие развитию и консолидации российского казачества осуществляется давно, то можно сказать, что цель Стратегии уже достигнута. Пределов же «совершенствования» и «развития» как известно нет, а уж «повышать роль» можно все выше и выше… Это все из старого партийного лексикона, вроде «углубить», «расширить», «одобрить».

Как мы только что показали выше, положения Стратегии и требования Президента РФ касающиеся совершенствования системы государственного управления в части проведения государственной политики в отношении российского казачества не выполняются на уровне тех органов, которые ответственны за реализацию данной Стратегии.

В проекте плана Стратегии в качестве индикатора, используемого для контроля исполнения мероприятий выступают исключительно количественные показатели. Это удобно для отчетов, но в корне неправильно. Очковтирательство в войсковых казачьих обществах начинается уже при подаче сведений о количестве членов в первичных казачьих обществах.

Жаль, что по причине публичной закрытости и информационной непрозрачности процесса принятия решений по вопросам развития российского казачества нельзя ознакомиться с тем как выполнен план по реализации Стратегии в 2012-2014 году, а также выполняется план по реализации Стратегии в 2014-2016 году. Обсуждать новый план, не имея представления как исполнены предыдущие и что мешает их исполнению, бессмысленно.

Еще очень важный аспект. Объектом Стратегии является российское казачество. А что или кто такое «российское казачество»?

Если это только члены казачьих обществ, взявшие на себя обязательства по несению государственной службы, то какова Стратегия государственной политики в отношении казаков, не вошедших в «реестровые» казачьи общества (а их намного больше, чем «реестровых»)? Где план исполнения Указов Президента РФ и Постановлений Правительства от 90-х годов до начала 2000-х? Например, по исполнению Закона РСФСР от 26 апреля 1991 г. N 1107-I «О реабилитации репрессированных народов», по которому казакам предоставлено право на свободное национальное развитие, возвращение в места прежнего проживания на территории России и обеспечение им равных с другими народами возможностей в осуществлении своих политических прав и свобод, гарантированных действующим законодательством. Почему в плане реализации Стратегии не предусмотрено даже мониторинга того сколько казаков возвращено в места прежнего проживания, сколько создано национально-культурных автономий казаков и т.д.?

Как-то незаслуженно забыт один важный государственный документ. Это утвержденная Президентом РФ в июле 2008 года Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. Она представляет собой систему принципов и приоритетов деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской и органов местного самоуправления муниципальных образований в отношении российского казачества. В данном документе к основным принципам государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества в частности отнесены (некоторые слова выделены мною):

  • выбор по каждому направлению государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества наиболее проблемных вопросов и применение эффективных механизмов их решения;
  • учет исторических и иных традиций российского казачества при решении вопросов местного значения на территории муниципальных образований, в которых имеются места компактного проживания российского казачества, соблюдение законных интересов российского казачества при принятии решений органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления;
  • участие казачьих обществ в разработке и реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества;
  • содействие в сохранении единого культурного пространства и развитии культурных связей российского казачества;
  • и т.д.

В целях обеспечения условий для участия российского казачества в реализации государственных и муниципальных программ Концепция выдвигает как обязательное требование создание системы информационного обеспечения реализации государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. Мы видим, что это условие не выполнено.

Отдельный раздел Концепции посвящен общественным казачьим организациям.

По тексту:

Наряду с казачьими обществами, включенными в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, осуществляют соответствующую деятельность общественные объединения российского казачества, являющиеся добровольными, самоуправляемыми организациями, созданными по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей. Одной из их задач является объединение усилий общественных объединений российского казачества и казачьих обществ, налаживание между ними взаимодействия в интересах российского казачества. Общественные объединения российского казачества, не включенные в государственный реестр казачьих обществ, в присущих их статусу формах и соответствующими методами могут содействовать реализации Федерального закона от 5 декабря 2005г, №154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» и других нормативных правовых актов в отношении российского казачества.

Государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений российского казачества, оказывает поддержку (в том числе экономическую) их деятельности в рамках законодательства Российской Федерации. Государственная поддержка также может выражаться в виде целевого финансирования отдельных общественно полезных программ общественных объединений российского казачества по их заявкам (государственные гранты), заключения договоров, в том числе на выполнение работ и предоставление услуг, социального заказа на выполнение различных государственных программ неограниченному кругу общественных объединений, размещаемого в установленном порядке.

Там же говорится о нацеленности государственной политики на реализацию потенциала общественных объединений российского казачества в интересах национальной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации.

Насколько эти положения Концепции получили развитие в Стратегии и планах по ее реализации судите сами.

Особо хочу остановиться на теме создания Всероссийской общественной казачьей организации. О нем шла речь в проекте Стратегии, как об одном из субъектов ее реализации:

Предусматривается создание единого казачьего движения, включающего казачьи общества, объединенные во Всероссийское казачье общество, и общественных объединений казаков, объединенных во Всероссийское общественное объединение казаков, в том числе:

  • проведение ежегодного Всероссийского казачьего Круга;
  • разграничение сфер деятельности между казачьими обществами и общественными объединениями казаков;
  • создание единого казачьего движения из Всероссийского казачьего общества, члены которого несут государственную и иную службу, и Всероссийского общественного объединения казаков, члены которого осуществляют деятельность, не относящуюся к несению государственной и иной службы российского казачества.

Позже о Всероссийском общественном объединении казаков возник разговор на заседании Совета при Президенте РФ по делам казачества, прошедшем в режиме видеоконференции под председательством полномочного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе Александра Беглова, при подведении итогов деятельности в 2012 году и приоритетные задачи на 2013-й год. А.Беглов тогда сказал, что создание такой организации позволит многочисленным представителям казачества выражать свое мнение на федеральном уровне и обеспечит взаимодействие между разрозненными общественными структурами, действующими в регионах России.

После чего тема эта отовсюду исчезла.

В этой связи неожиданное «добро» властей на создание в конце 2015 года организации со много говорящим названием -  Общероссийская общественная организация по развитию казачества «Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья», палки в колеса которой стал вставлять упомянутый Совет по делам казачества, наводит на мысль, что в «верхних эшелонах» нет единого взгляда на то что делать с «зареестровым» казачеством.

Почему СКВРиЗ не понравился Совету стало ясно уже на его первом Большом Круге, состоявшемся 05 декабря 2015 г. На нем собралось более 400 казаков из 76 субъектов Российской федерации и 18-ти стран ближнего и дальнего зарубежья. В Решении было отмечено:

Наша краткая оценка нынешнего состояния российского казачества базируется на уже очевидном выводе, что решение о создание реестровых казачьих организаций, как обособленной части всего казачества России, оказалось ошибочным. Его реализация привела к расколу внутри некогда единого казачьего сообщества, созданию множества конфликтующих между собой казачьих организаций, притоку в их ряды значительного числа людей не разделяющих традиционных ценностей и устремлений казаков, назначению их на должности атаманов и к другим негативным явлениям, и процессам.

Следствием этого стало разочарование подавляющей массы казаков проводимой в их отношении политики, отход от участия в деле развития казачества наиболее прогрессивной и образованной части – казачьей старшины и, что особенно больно ударило по казачеству, – неверие казачьей молодежи в реальную востребованность казачества, т.е. в его будущее.

Заканчивается Резолюция выражением надежды, что руководство страны предпримет необходимые меры к тому, чтобы ныне проводимая государственная политика в отношении российского казачества была скорректирована и позволила казакам, наконец, занять не декларативное, а реальное достойное место в служении государству.

По сути в данной Резолюции содержится негативная оценка проводимой государственной политики в отношении казачества. Независимо от симпатий или антипатий к самому СКВРиЗ аналогичного мнения придерживается подавляющая часть тех, кто поддерживает контакты или взаимодействует с КИАЦ.

Если посмотреть на планы СКВРиЗ, озвученные в итоговой Резолюции Большого Круга, то они, пожалуй, более конкретны и масштабнее плана ФАДН. Уж численными показателями их никак не измерить. Приведу лишь некоторые из них:

  • С целью переосмысления роли казачества в современных условиях, образовать рабочую группу с задачей подготовить и предложить мировоззренческую платформу, позволяющую выделить ценности, предназначение и миссию казачества, в соответствии с требованиями времени, в условиях внутренних и внешних вызовов. Предложить ее для рассмотрения на следующем круге СКВРиЗ, для внесения корректив в программу постановки задач и конкретных действий по развитию казачества.
  • Через участие в работе, образованной ФАДН Межведомственной комиссии по реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года и деятельности создаваемого Федеральным агентством экспертно-консультативного совета, провести анализ правоприменительной практики нормативных правовых актов в отношении российского казачества на федеральном, региональном и местном уровнях. Привлечь к этой деятельности нашего партнера - Российскую гильдию адвокатов.
  • В целях осуществления данных мер разработать отдельный блок по совершенствованию всего объема нормативных правовых актов в рамках подготовки скорректированного плана мероприятий на 2016-2020 годы по реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года.
  • Внести в Федеральное агентство по делам национальностей и Министерство юстиции Российской Федерации предложения, направленные на устранение деления казаков на «реестровых» и прочих, недопущению бюрократической заорганизованности прямых или косвенных органов управления казачьими обществами и устранению других перекосов в законодательной базе в отношении российского казачества. С этой целью инициировать вопрос разработки и принятия Федерального Закона «О Российском казачестве».
  • Через Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством спланировать и реализовать совместные мероприятия по духовному просветительству и воцерковлению казаков и членов их семей, созданию отношений доверия к представителям русской православной церкви, повышению их роли как духовных наставников, которые могут оказать пастырскую поддержку и дать правильный совет по решению семейных и прочих проблем с которыми сталкиваются казаки в повседневной жизни.
  • Совместно с федеральными и региональными органам государственной власти начать системную работу по формированию механизмов поддержки казачьих предпринимательских инициатив  посредством создания и субсидирования специализированных  и инфраструктурных организаций, ориентированных на работу с проектами экономического развития казачества (фонды поддержки проектов, земельный фонд казачества, ссудные кассы, казачьи кооперативы, казачьи торговые дома и электронные торговые площадки, экспертные советы, проектные офисы, специализированные консультационные компании, организации по кадровому и образовательному обеспечению проектов, центры патентования и стандартизации, центры коллективного пользования и др.).

Всего в Резолюцию вошло более 20-ти подобных пунктов. Их реализации требует весьма серьезных усилий целого коллектива, представленного достаточно квалифицированными специалистами, а также немалых финансовых средств.  Ни того ни другого инициаторы создания СВКРиЗ, давшие «добро» на создание прототипа Всероссийского общественного объединения казаков, не обеспечили. Штаб укомплектован примерно только на 5% и в течение этого года 5 раз переезжал с места на место…

Как СКВРиЗ будет отчитываться перед своими членами о выполнении Резолюции первого Круга на очередном Большом Круге, который должен пройти в этом году – это большой вопрос.

Продолжая развивать тему государственной политики в отношении казачества, должен сказать, что не уверен, что политика, приводящая к расколу в казачестве, увеличению численности формирований национал-сепаратистского толка, о которых открыто говорят в ФАДН, и другие негативные явления, писать о которые здесь просто не хочется, чтобы не радовать наших врагов, действительно отвечает интересам государства.

Так может стоит подумать не о планах по продолжению проводимой государственной политики в отношении казачества, а о том, как сделать ее отвечающей интересам и государства, и казаков?

В планах подготовки следующих выпусков возможны публикации на тему:

  • В верхнем руководстве ФАДН ожидаются кадровые перестановки. Чего стоит от них ожидать казакам.
  • Почему атаман США и Канады Сергей Цапенко и атаман Союза казаков Павел Задорожный начали компанию против атамана СКВРиЗ Виктора Водолацкого.
  • Как в военкоматах верстают казаков для укомплектования 4-ой гв. Кантемировской танковой дивизии им. Ю. В. Андропова, где проходят службу молодые казаки ВКО ЦКВ и почему на присяге вместо православного священника присутствовал муфтий.
  • Истинные казаки и истинно православные священники. О том почему в 2012 году была восстановлена Казачья Церковь Томи-Танской Митрополии.
  • Грандиозные планы СКВРиЗ. Будет ли выполнено решение Большого Круга?
  • Австралийский атаман Семён Боков объявил ультиматум. Удастся ли погасить скандал?

Руководитель КИАЦ
Алексей Зборовский


Скачать полный текст выпуска

На фото: Казаки на фотографии конца ХIX начала XX века.

Категория: Новости КИАЦ | Просмотров: 734 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]