Главная / Расцвет и закат Семиреченского казачьего войска

Расцвет и закат Семиреченского казачьего войска

11.08.2013 14:23
Расцвет и закат Семиреченского казачьего войска

25 июля 1867-го года (по новому стилю) было образовано Семиреченское казачье войско, одно из одиннадцати казачьих войск Великой Российской империи.

Его образованию предшествовали весьма драматичные события. В середине девятнадцатого века этот край стал местом борьбы между китайцами, поголовно вырезавшими население Джунгарского ханства, и практически такими же жестокими кокандцами. Единственная разница между противниками была в том, что китайцы учитывали факт пребывания казахов, живших на этих землях, в русском подданстве. За спиной же кокандских правителей стояли англичане, поддерживающие всех, кто мог воспрепятствовать продвижению русских в Среднюю Азию.

Несмотря на то, что казахские роды находились в русском подданстве, в начале девятнадцатого века ни русских войск, ни поселений в этих местах не было. Единственным выходом для местных жителей, когда на них наседали хивинцы, бухарцы или кокандцы, была возможность отойти под защиту укреплений Сибирской линии, построенной еще в восемнадцатом веке. Однако этот способ защиты не подходил для казахов в Юго-Восточном и Южном Казахстане, многие из них жили осёдло и не могли в одночасье бросить свои дома и поля. Именно эти племена кокандцы и стремились захватить в первую очередь.

Семиречье – область в Центральной Азии, ограниченная озёрами Балхаш, Алаколь, Сасыколь и хребтами Джунгарского Алатау и Северного Тянь-Шаня. Название региона произошло от семи главных рек, протекающих в этом краю: Каратал, Или, Аксу, Биен, Лепса, Сарканд и Баскан.

В конце концов, русским властям надоело смотреть на страдания своих степных подданных, было принято решение переместить линию русских укреплений южнее. Основным этапом стало образование Аягузского внешнего округа. На северо-востоке от озера Балхаш в селение Аягуз поселилась первая сотня казаков вместе со своими семьями. Их появление стало гарантией от кокандских набегов на казахские земли, лежащие севернее Балхаша.

Однако в 1841-ом году власть над несколькими казахскими родами взял в свои руки хан Кенесары Касымов. Будучи чингизидом, а также внуком Аблая – последнего всеказахского хана, Касымов провозгласил о выходе казахов из подданства Российской империи. Русские войска ограничились лишь усилением охраны караванов, направляющихся в Среднюю Азию и Китай, и обороны крепостей, возле которых стали собираться казахи, пожелавшие сохранить верность русскому царю. Вскоре русские возвели еще две крепости – Тургай и Иргиз. Деспотизм Касымова, насаждение им исламских законов, никогда не почитаемых казахами, в итоге, вызвали недовольство местного населения. В 1847-ом году племя дикокаменных киргизов взбунтовалось, взяло Кенесары в плен, обезглавило и отправило голову хана генерал-губернатору Сибири Горчакову.

В 1847-ом году в ответ на усилившиеся враждебные действия кокандцев отряд есаула Абакумова основал крепость Капал в шести сотнях вёрст южнее Семипалатинска. А в 1848-ом году должность пристава Большой орды занял майор барон Врангель, который взял в свои руки административное управление всем краем и расположенными здесь войсками. Местом пребывания пристава стала как раз Капальская крепость. Между Аягузом и Капалом для удобства сообщений им было приказано основать двенадцать пикетов. А в течение 1848-1850-ых годов к крепости переселяли казаков из девятого сибирского полкового округа, которые позднее основали здесь одноименную станицу.

4 апреля 1850-го года из Капала был направлен отряд, состоящий из двух сотен казаков и двух орудий, под предводительством капитана Гутковского. Их целью был захват крепости Таучубек – главный опорный пункт кокандцев в Заилийском крае. 19 апреля казаки приступили к осаде крепости, представлявшей собой редут длиной в сорок сажен в каждом боку и имевшей сто пятьдесят человек гарнизона. Однако на помощь обороняющимся войскам подошло трёхтысячное подкрепление. Отряд Гутковского был вынужден с боем отступить и 25 апреля он вернулся обратно. Но даже, несмотря на проваленное задание, умелые и храбрые действия русских казаков сумели произвести огромное впечатление на кокандцев. Уже через год, 7 июня 1851-го года, под стенами Таучубека оказался новый отряд под руководством подполковника Михаила Карбышева, отца знаменитого советского генерала. Его войско включало в себя четыре сотни казаков, батальон пехоты, шесть орудий и группы казахского ополчения. Решив, что бороться с русскими частями бесполезно, гарнизон крепости попросту сбежал. Крепость разрушили до основания, и уже 30 июля отряд возвратился в Копал.

Данные успехи привели к тому, что некоторые из высокопоставленных киргизских манапов стали просить русского подданства. Для упрочения влияния 2 июля 1853-го года в Заилийский край был отправлен новый отряд, состоящий из казаков Сибирских полков численностью в четыре с половиной сотни человек. Возглавил его новый пристав Большой орды майор Перемышльский.

Местное население, а именно капальские казахи, доставлявшие продовольствие и почту отряду Перемышльского, не признавали никаких ассигнаций. По просьбе майора им стали выдавать жалование не в бумажных деньгах, а в серебряных монетах. Их высоко ценили местные женщины, используя в качестве украшения для своих одежд. Данная традиция дожила до советских времён, даже в семидесятые годы прошлого века можно было найти пожилых казашек с чапанами, украшенными медно-никелевыми советскими монетами.

В конце июля 1854-го года Перемышльский совместно с инженером-поручиком Александровым провел осмотр долины реки Малой Алматинки и решил заложить здесь новое укрепление под названием Заилийское, из которого позднее вырос город Верный (сейчас он называется Алма-Ата).

1 июля 1855-го года под командованием следующего пристава Большой орды Шайтанова в Заилийское пришли первые казаки-поселенцы и заложили вокруг нее станицу. Начиная с 1856-го, каждый год сюда посылали по сотне казаков со своими родными и по двести семей из внутренних губерний Российской империи.

В 1860-ом году казаки под командованием майора Герасима Алексеевича Колпаковского организовали экспедицию на реку Чу и захватили кокандские крепости Токмак и Пишпек. После их возвращения из похода, 21 октября, произошло трёхдневное Узун-Агачское сражение, в ходе которого малочисленные силы казаков (около тысячи человек) наголову разгромили шестнадцатитысячное войско кокандского главнокомандующего Канаат-Ша. А 11 июля 1867-года была официально учреждена Семиреченская область, которая вошла в состав Туркестанского губернаторства. Герасим Колпаковский стал её первым губернатором. А 13 июля (по старому стилю) того же года из девятого и десятого полковых казачьих округов Сибирского войска было создано самостоятельное Семиреченское войско.

Герасим Алексеевич Колпаковский командовал Семиреченскими войсками почти пятнадцать лет, хотя по происхождению вовсе не был казаком. Он родился в Харьковской губернии в семье дворян. В шестнадцать лет в качестве рядового вступил в Модлинский пехотный полк. Вся его дальнейшая биография – ярчайший пример самоотверженного служения Отечеству. Он был истинным воином и защитником России. Достаточно сказать, что Герасим Алексеевич является одним из немногих полных российских генералов, дослужившихся до такого высокого чина, начиная с рядового и не имея никакого специального военного образования. Проникшись духом казачества, он сыграл огромную роль в становлении и развитии Семиреченских войск. Не являясь избранным атаманом, все семиреки единодушно признавали его таковым. В конце жизни он работал в Санкт-Петербурге членом Военного совета. Был награжден множеством российских орденов, включая усыпанный бриллиантами орден святого Александра Невского. 12 января 1911-го года, уже после его кончины, Герасима Колпаковского зачислили Вечным шефом первого Семиреченского полка.

Семиреченское казачество включало в себя четыре уезда и двадцать восемь станиц. Войсковым центром стал город Верный. Войско росло быстро, изначально состоя только из сибирских казаков, в конце девятнадцатого века оно стало пополняться кубанцами, которые целыми куренями выезжали в добровольно-принудительном порядке осваивать новые земли. В мирное время казачье войско имело один конный полк с тридцатью двумя офицерами и семью сотнями лошадей, в военное – три конных полка с сорока пятью офицерами и двумя тысячами лошадей. С 1906-го года взвод Семиреченских казаков входил в состав третьей сотни лейб-гвардии Сводно-казачьего полка.

Руководство осуществляло Главное управление казачьих войск через командующего Семиреченской областью. Командующий, в свою очередь, являлся наказным атаманом и подчинялся Туркестанскому генерал-губернатору. Семиреченские казаки отличались развитым самоуправлением, в станичных обществах было ведено почти полное самоуправление. Главный орган самоуправления – сход, включал в себя даже лиц невойскового сословия, имевших какую-либо недвижимость в районе станиц. Однако они имели право голоса только по делам, касающимся лишь непосредственно их.

Основными задачами Семиреченского войска была несение охранной и сторожевой служб, оборона восточных границ Туркестана и выполнение определенных полицейских функций. В отличие от, например, Донского, войско не имело постоянной территории и размещалось станицами с прилегавшими к ним земельными угодьями. Казаки-семиреки активно участвовали в экспедициях по завоеванию Средней Азии. В частности, вместе с сибирцами новообразованное войско под командованием Колпаковского отметилось в известном Кульджинском походе 1871-го года. В японской войне семиреченцы не участвовали, однако их мобилизовали и отправили подавлять вспыхнувшую в Туркестане смуту.

Любопытно, что основанные для защиты торговых путей из Синьцзяна в Россию и первоначальное место службы сибирских казаков станицы Софийская, Любавинская и Надеждинская, были так названы в честь дочерей генерал-губернатора Герасима Колпаковского.

После того как в 1869-ом году началась активная крестьянская колонизация края, между казаками, аборигенами и крестьянами началась пассивная конфронтация. Отделить себя от прочих переселенцев казаки-семиреки пытались, прежде всего, одеждой, которая несла в себе не только отличительные черты, но и демонстрировала гражданскому обществу, кто подлинный хозяин в данном регионе. Повседневной одеждой семиреченских казаков были верхние рубашки из малескина коричневого цвета и шаровары, похожие на популярные в то же самое время у сибирских казаков. Мундиры или куртки с застегивающимися крючками были короткой длины, но впоследствии их заменили на длиннополые. Под мундиром казаки носили стеганные ватные «теплуши» темного цвета. Папахи семиреков были выполнены из шкур ягнят каракульской породы трапециевидной формы. Летом вместо них носили фуражки с околышком. На верхней рубашке разрешалось носить цилиндрические пенальчики – газыри для патронов, обшитые тесьмой. Обязательно было наличие чуба, который зачастую завивали раскаленным на огне гвоздем. Говорили: «Казак не казак без чуба». Кубанцам в начале двадцатого века было разрешено носить свою собственную форму.

Казачки носили широкие сарафаны и юбки, рубашки с манжетами. Блузки были с пышными рукавами и плотно облегали тело. Их обшивали кружевами или тюлью. На головах у женщин были шали, платки или сшитые из дорогой материи околочники, чем-то похожие на береты. Волосы заплетали и оборачивали вокруг головы. Из украшений казачки предпочитали бусы и серьги, на ногах носили сапожки. В 1909-ом году у семиреченцев (как и в прочих казачьих войсках, кроме кавказских) ввели единое походное обмундирование: кители и гимнастерки защитного цвета, синие шаровары. Семиреченские казаки получили малиновые цвета – лампасы, околыши фуражек и погоны были малинового цвета.

Срок службы Семиреченского казака составлял восемнадцать лет, а затем еще десять лет он входил в станичное ополчение. В двадцать лет юношу зачисляли на один год в подготовительный разряд. Он должен был постигнуть курс начальной военной подготовки, справить обмундирование, амуницию и шашку, приобрести верховую лошадь. В двадцать один год возмужавший казак попадал в строевой разряд на двенадцать лет. Если время было мирное, то первые четыре года он проходил полевую службу в первоочередном полку, а остальные годы – льготную службу, в полках второй и третьей очереди. Со льготы обратно на полевую службу казака мог отправить только самодержец. В тридцать три года казак отправлялся на пять лет в запас. С этого времени его почтительно называли «стариком». В тридцать восемь лет он выходил в отставку, однако состоял в ополчении. Именовался он уже «господин старик». Лишь в сорок восемь лет наступало окончательное завершение службы. Таким образом, военная подготовка в станицах никогда не останавливалась, трижды в год проводились учебные сборы, в которых принимали участие три-четыре штатные сотни. Более четверти мужчин от двадцати до сорока восьми лет находились в постоянной боеготовности.

История заката Семиреченского казачьего войска тесно связана с их борьбой с Советской властью. 1917-ый год в жизни семиреченских казаков оказался крайне сложным. Практически все воинство находилось «под ружьем». Основные силы – первый полк, названный именем генерала Колпаковского – сражался на Европейском фронте в составе действующей армии, второй полк отправился нести оккупационную службу в Персидском государстве. В самом Семиречье казаки были вынуждены ликвидировать последствия киргизского мятежа 1916-го года, а в июле следующего года в регионе начались революционные беспорядки, организованные уже русским населением. Вдобавок к этому у казаков никак не выходило легитимно провести выборы атамана для того, чтобы сосредоточить всю власть в одних руках. Наконец, 14 июля Временное правительство назначило на эту роль генерал-лейтенанта Андрея Кияшко. Новый командующий войсками попытался навести порядок в области, расформировал большевицки настроенные пехотные и артиллерийские части, арестовал основных зачинщиков беспорядков, однако революционный вал неукротимо накатывался на Семиречье.

В конце октября большевики в Ташкенте поддержали выступления в Петрограде, и семиреченскому казачеству пришлось открыто выступить против новой власти. Во всех станицах началось формирование добровольческих сотен из казаков, способных носить оружие. С целью пресечения «большевицко-хулиганских выступлений» в области было введено военное положение. Также Войсковое правительство решило отозвать из действующей армии все семиреченские части и сделало попытку присоединиться к Юго-Восточному Союзу, образованному в Екатеринодаре. В это же время среди населения продолжал проводить большевицкую агитацию Совет солдатских депутатов, распущенный лишь к 26 декабря. Предпринятых казаками мер оказалось недостаточно. Кияшко был схвачен, привезен в Ташкент и убит. 30 ноября 1917-го года Советская власть установилась в Омске, а 4 февраля и в Семипалатинске. Семиречье попало в изоляцию. Продукты извне перестали поступать, телеграф и почта не работали.

Семиреченское войско было обладателем огромных земельных угодий (более семисот тысяч гектар). Поэтому неудивительно, что хлебопашество являлось самым главным и прибыльным предметом хозяйства. Помимо этого казаки занимались коневодством, разведением крупного рогатого скота, пчеловодством, и, весьма незначительно, рыболовством. Вопреки распространенному мнению, пьянство среди семиреков никогда не культивировалось и не поощрялось.

31 января в город Верный из Персии прибыл второй Семиреченский полк. Однако еще в пути полк подвергся большевистской пропаганде, многие молодые бойцы, поверившие обещаниям большевиков сохранить казачьи земли, сложили оружие в Самарканде. 13 февраля состоялись новые выборы, на пост Войскового атамана был выбран командир второго полка полковник Александр Михайлович Ионов. Но в ночь на 3 марта революционно настроенные казаки совершили восстание в Верном и разогнали Войсковой Круг. После переворота образовался Военно-революционный комитет, который арестовал атамана Семиреченского войска и распустил Совет. Даже возвращение из действующей армии первого казачьего полка и Семиреченского взвода Лейб-Гвардии не изменило ситуации. Частично разоруженные фронтовики разъехались по своим домам. Однако вскоре грянула Гражданская война, и многие из них, руководимые Александром Ионовым, приняли в ней участие на стороне белого движения.

В мае к городу Верному подошли красногвардейские отряды, в ходе боев были взяты станицы: Любавинская, Малая Алматинская, Софийская, Надеждинская. В них проводился безжалостный террор, казаков принародно расстреливали, их имущество, скот и инвентарь реквизировали. А в начале лета 1918-го года появляется целая серия декретов Советской власти о навечном аннулировании сословия казаков, а также их учреждений и должностных лиц, конфискации имущества и денежных сумм, лишении избирательных прав и многом другом. Подобная политика была названа в народе «расказачиванием». В это же время отряды разбитых и деморализованных семиреков вместе с атаманом Ионовым отступали в Северное Семиречье и к китайской границе. Однако 20 июля из Семипалатинска от белых войск подошло подкрепление, и казаки атаковали. Вскоре ими был освобожден Сергиополь, во многих станицах вспыхнули восстания. В ряде мест к отрядам казаков стали присоединяться крестьяне-старожилы и казахи. В освобожденных станицах начали формироваться самоохранные сотни и милиционные отряды, накапливаться силы для решающего похода на юг. В ответ Советская власть вынесла решение о создании Семиреченского фронта.

Политика геноцида казаков пошла на убыль лишь в декабре 1919-го года с момента прибытия бывшего главкома войск Туркестана Ивана Белова. В частности, он запретил расстреливать пленных казаков, а также насиловать, грабить и убивать в станицах – «…не насилуйте, не глумитесь, не издевайтесь...». Фрунзе отмечал: «Уже два года идет ожесточённая война на землях Семиречья. Сожженные аулы, станицы и сёла, разоренное и обнищавшее население, обращенный в кладбище, некогда цветущий край – это явилось ее результатом».

К осени 1918-го года Семиреченский фронт держался по линии Копал – Абакумовка – Аксу – Сымбыл-Кум. Сплошного фронта, конечно, не было, воинские части размещались в населенных пунктах, отправляя в самые ключевые места конные разъезды. Передышки между боями семиреченские казаки использовали для вооружения и переформирования стихийно возникших воинских частей. В частности был воссоздан первый Семиреченский казачий полк, однако из-за нехватки местных офицеров в него были направлены офицеры-сибирцы.

После того, как Семиреченское казачье войско было ликвидировано, а казаки, оставшиеся на своих землях, подвергнуты «расказачиванию», было запрещено даже употреблять само слово «казак». В официальной биографии панфиловца Николая Ананьева, например, черным по белому написано, что родом он из бедной крестьянской семьи. На самом деле герой является родовым казаком из станицы Сазановской, стоявшей на побережье Иссык-Куля. А бедной его семья стала как раз после «расказачивания».

В конце 1918-го года генералу-майору Ионову пришла мысль о повальном «оказачивании» населения области. По его мнению, данное мероприятие было необходимо, дабы сгладить все противоречия между крестьянами и казаками, а также увеличить свое войско. Однако простой люд боялся тягот воинской службы и неохотно шел в казаки, а те, кто и в самом деле записывался, вызывал ответную ненависть соплеменников. В декабре с приказом освободить Семиречье от красных в область прибыл неуловимый атаман Сибирских казаков Борис Анненков, получивший под командование второй Степной корпус. С этого же момента начинается его вражда с Александром Ионовым. 

Весной-летом 1919-го года боевые действия затихли и велись в основном вокруг зоны Черкасской обороны. Несмотря на упорное сопротивление большевиков, в июле белые войска захватили большую часть территории, а также отразили ряд атак войск Северного фронта, нацеленных на прорыв и соединение с черкасскими защитниками. В свою очередь красным удалось отбить удары по своим флангам в районе Кольджата, Джаркента и Пржевальска. В октябре 1919-го Колчак отозвал Ионова в Омск, заменив его генерал-майором, семиреченским казаком, Николаем Щербаковым, который сумел найти общий язык с Анненковым. Однако в конце года в Сибири ситуация для белых стала угрожающей, Пал Омск, был потерян Семипалатинск. Семиреченская армия оказалась отрезана от основных сил, а сам регион наводнили голодные, тифозные и обмороженные остатки оренбуржских войск. После того как 12 января 1920-го года большевики взяли Сергиопольскую станицу – самый северный опорный пункт семиреков, белая армия оказалась зажата в тиски с юга, запада и севера. На востоке, в тылу у них была китайская граница. Тем не менее, Борис Анненков принять решение закрепиться и удерживать позиции. Для этого имевшиеся части были переформированы и разделены на Северную (остатки Оренбургской армии), Центральную (возглавил сам Анненков) и Южную группы.

После прихода тепла возобновились боевые действия. К этому времени у казаков почти закончились боеприпасы и продовольствие. Реквизиции у местных приводили к волнениям и недовольству не только среди жителей, но и внутри армии. Когда стало ясно, что удержать фронт нельзя, Анненков передал приказ отходить к границе. Однако не все командующие его выполнили, многие предпочли капитулировать (практически вся Южная группа), сдаваясь вместе с остатками войск после получения гарантий безопасности и недопущения расправ. Отрядам Северной группы удалось преодолеть перевал Кара-Сарык, после чего они были интернированы. Последней Россию покинула Центральная группа Анненкова.

Один курьезно-трагический факт. В 1924-ом году большевики основали газету «Семиреченская Правда». Однако название очень остро напомнила жителям о Семиреченских казаках. К тому же само название региона – «Семиречье» – выдумали казаки. Вскоре после выхода первых номеров газету было решено переименовать в «Джетысуйская Правда» (по-казахски Джеты Су как раз означает семь рек).

После разгрома белых, война в Семиречье, к сожалению, не закончилась, изменились лишь формы и масштабы. Вместо крупномасштабных сражений действия свелись к подпольной работе казачьих групп и мелким вылазкам партизанских отрядов. Новая власть заигрывала с киргизами, уйгурами, дунганами, попыталась создать национальные части из мусульманского населения. Все это при непрекращающихся реквизициях продовольствия и зачистках станиц послужило поводом к брожению среди русского населения, вылившегося в Верненский мятеж.

Часть эмигрировавших казаков-семиреков отправилась дальше на Дальний Восток, другая – осела в Синьцзянском районе Китая. Вскоре оставшиеся казаки возобновили вооруженную борьбу с большевиками. Они совершали стремительные набеги на территорию России, громя и уничтожая небольшие отряды красных. Граница между Западным Китаем и Семиречьем стала напоминать линию фронта. В свою очередь, большевики проводили среди эмигрировавших казаков пропагандистские кампании за возвращение, неоднократно подкупали власти Синьцзяна, дабы получить разрешения на ввод в провинцию крупных карательных отрядов, совершающих рейды по казачьим поселениям. В 1921-ом году во многих городах Синьцзяна появились торговые представительства РСФСР, а под их прикрытием страну наводнили агенты ЧК, начавшие охоту за руководителями белого движения. Недооценив работу советских спецслужб, погибли главные лидеры сопротивления: атаман Оренбургского казачества Александр Дутов и полковник П.И. Сидоров, был заманен в ловушку и вывезен в СССР на казнь Борис Владимирович Анненков. Семиреченский атаман Николай Щербаков, не дожидаясь прихода наемных убийц, двинул с небольшим отрядом на восток. Однако в пустыне Гоби он подхватил пятнистый тиф и умер в сентябре 1922-го года. Казаки из его отряда дошли до Шанхая, где основали Семиреченскую казачью станицу.

Одним из немногих выживших предводителей Семиреченских казаков был атаман Александр Ионов. Эвакуировавшись из Владивостока, он оказался в Новой Зеландии, потом в Канаде и, наконец, в США, где и прожил до конца своей жизни. Ионов умер 18 июля 1950-го года в городе Нью-Йорке.

Итогом братоубийственной Гражданской войны стало уменьшение казачьего населения России с четырех миллионов человек до двух. Тысячи из них, спасаясь от гибели, навсегда покинули Родину. После окончательной ликвидации своих врагов, встав на ноги, Советская власть заново принялась уничтожать потенциальных противников. Начиная с 1928-го года, в Семиречье снова начались аресты, изведение казачьего уклада жизни, насильственное переселение с земель предков, раскулачивание. Теперь уже под общую гребенку попали и русские крестьяне, бывшие в прошлом врагами казаков. Новая власть искореняла даже память о казачьем Семиречье, с географических карт пропадали исконные названия поселков, станиц и городов. Исторические факты искажаются, из памяти народа вытравливается все связанное с пребыванием не только казаков, но и русских на этой земле...

Источники информации:

http://skook-kazkurer2.ucoz.ru/index/semirechenskoe_kazache_vojsko/0-21

http://cossaks7rivers.narod.ru/main/atamany.htm

http://russiasib.ru/semirechenskoe-kazache-vojsko/

http://passion-don.org/tribes/tribes_29.html


Автор Игорь Сулимов
Автор: Игорь Сулимов


Источник: http://topwar.ru/31475-rascvet-i-zakat-semirechenskogo-kazachego-voyska.html

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Материалы по истории казачества | Просмотров: 1816 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]