Главная / Народ Божий: контрнаступление

Народ Божий: контрнаступление

05.11.2014 17:12
Народ Божий: контрнаступление

Тема, вынесенная в заголовок данной статьи, нуждается в некотором пояснении. О каком контрнаступлении здесь идет речь, уж не о революции ли? И в чем оно выражается, какие формы принимает и какие цели преследует, к каким последствиям может привести в обозримом будущем? Как соотносится это явление с нынешней ситуацией в России и вокруг нее?

Что касается современного народа Божьего, бурное становление которого в нашей стране пришлось на девяностые и нулевые годы, то о неотмирной его природе и генезисе, специфических чертах развития и состава, нелегкой борьбе с "либеральным проектом", навязанным России духовно умирающим Западом, - обо всем этом было в той или иной мере сказано в предыдущих книгах - "Россия перед взлетом" и "Народ Божий. Точка сборки". Там же сформулированы и некоторые предварительные выводы. Главный среди них тот, что народ Божий в России де факто состоялся, что в лице его можно наблюдать принципиально новое и даже, в известном смысле, уникальное общественное явление, идущее наперекор общемировой тенденции отступления и убывания христианства - прежде всего и главным образом христианства западного. Далее мы установили, что народ Божий это, по сути, единственная (!) в постсоветской России положительная сила, выросшая не благодаря, а вопреки "либеральному реваншу" Горбачева-Ельцина - одно это заставляет уделять ей повышенное внимание, уважать ее, изучать ее потенциал и историческое предназначение.

Народ Божий глазами его исторических попутчиков

Поразительно, но факт: феномен народа Божьего остается совершенно не замеченным как официальной, преимущественно либеральной политологией, так и ведущими державно-патриотическими силами России. Первую еще можно понять: для неолибералов, скрывающих под либеральной риторикой ярый нигилизм, тяготеющий к сатанизму, становление в России народа Божьего - что вилы в бок. Для этих господ, временно удерживающих бразды политической власти в России, невыносимо не только лицезреть собственного могильщика, но и сознавать факт своей относительной беспомощности перед лицом этого "стихийного" явления. Официальные российские СМИ, сплошь и рядом либеральные, могут сколько угодно высмеивать или замалчивать, объявляя "неформатом" или "мракобесием", десятикратный прирост приходов и паствы РПЦ после 1991 года, многотысячные крестный ходы, текущие, словно реки, по просторам нашей страны, но сам этот факт, сам объективный и неуклонный рост Русской Православной Церкви они ни оспорить, ни тем более остановить не в силах. Как нестерпимо больно, наверное, бьет это по самолюбию тех, кто возомнил себя властителями мира!

С отечественными патриотами дело обстоит несколько сложнее. Они тоже с трудом идентифицируют народ Божий, и чаще всего не готовы пока публично признать за ним роль самостоятельной и вполне уже зрелой силы русского сопротивления и возрождения. Но их близорукость имеет иную природу, чем у неолибералов. Если последние, ведомые "духами злобы", прекрасно сознают, кого высмеивают, зашикивают и забалтывают (бесы ведь тоже "верят и трепещут"), то прекраснодушные, но, к сожалению, чаще всего духовно близорукие патриоты попросту не в состоянии распознать в этом новом и неотмирном, а потому и непонятном для них явлении родственную и союзную себе могучую силу, а не просто умилительных "бабушек в платочках". Жаль! Верно подметил народ: иной не видит и леса за деревьями, а, увидев, путается в трех соснах.

Наиболее "ходовые" упреки патриотов в адрес народа Божьего звучат примерно так:

1. Православные политически пассивны: они не устраивают митингов и пикетов, не дерутся с полицией, не рвут глотки в телевизионных ток-шоу и т.п.

2. Православных слишком мало, чтобы стать влиятельной и заметной политической силой, сопоставимой со светскими партиями.

3. У них нет четкой политической платформы.

Попробуем ответить на эти пункты по порядку. Для начала обратимся к тезису о "пассивности". Опять двадцать пять! Патриоты-державники, даже те из них, кто интуитивно (то есть поверхностно, без серьезного воцерковления и глубокого изучения Священного Писания) признает бытие Божие, совершают одну и ту же стандартную, из века в век повторяющуюся ошибку. Они судят о духовном, оставаясь душевными. Образно говоря, они пытаются измерять солнечный свет с помощью обычной линейки. Коммунисты, к примеру, любят подчеркивать, что в их рядах чуть ли не треть - православные, однако на прямой вопрос, есть ли Бог, по-прежнему стыдливо отводят глаза. Заигрывают с РПЦ и другие отряды разношерстного патриотического лагеря. Заигрывают каждый на свой лад и из своих соображений: одни стремятся завербовать среди верующих мирян новых сторонников, другие не прочь "проехаться" на растущем авторитете Церкви, третьих приманивает близость Патриарха к действующей власти. Между тем, мало кто из них по-настоящему понимает, что народ Божий это не обычная общественная или политическая группа, наскоро соединенная прагматичными земными интересами, чаще всего корыстными, харизматическим лидером-вожаком или теориями "от ума". Это нечто иное, нечто иррационально большее. Это вся Церковь - зримая и незримая, "на земли и на небеси". Это тело Христово, олицетворяющее, по Хомякову, "единство в свободе по закону любви", решительно отличное от "мира, лежащего во зле". Наконец, это еще и воинство, добровольно служащее высшим ценностям бытия: Богу и ближнему. Богом, а не людьми оно водимо. Да, народ Божий состоит из обычных смертных "человеков", однако вызванный к жизни и вдохновлённый Духом Святым он изначально чужд всему тому, что так дорого нашим патриотам - партийности и сословности. Он также чужд понятиям "часть" и "большинство", и строго следует Божьему наставлению: "Кто со Мной не собирает, тот расточает".

Непонимание или же недостаточно глубокое понимание этих исходных и корневых отличий, требующих, если угодно, "прорывной" мировоззренческой глубины и зрелости, заводит наших рационально мыслящих патриотов в целую череду последующих тупиков, причем, чем дальше, тем больше. Как объяснить бытовому атеисту или формально верующему (который вроде бы и признает Бога, но не любит Церкви Его, а, значит, по собственной воле отрывает себя от тысячелетней церковно-евангельской мудрости), что "наша брань не против плоти и крови, а против... духов злобы поднебесной"? Легко ли человеку, даже вполне искреннему в своем патриотическом порыве, но пока еще не постигшему "разума истины", осознать, а затем и признать тот факт, что его личный враг - не либералы или коррупционеры, не "пятая колонна" или Запад, не люди или вещество, а... дьявол? И, следовательно, искать этого врага надо не вовне, а в собственной душе, переполненной страстями. И с ними, со страстями надо в первую голову вести борьбу. Каково? А ведь здесь - важнейший и принципиальнейший момент, без усвоения которого и внедрения в личную жизнь любой дальнейший разговор о судьбе России в условиях жестокой духовной брани наших дней попросту теряет смысл. В каких философских категориях мы вообще оцениваем настоящее и будущее? Если в рационально-материалистических и линейно-логических, то придется признать, что у России вообще нет будущего: она побеждена Западом. Война проиграна! Но стоит только перефокусировать восприятие исторического процесса с вещественно-рационального на божественно-промыслительный, как даже в нынешнем нашем унижении и убывании засверкают скрытые смыслы и зарницы будущей Победы. Победы Духа над веществом, ибо "дух творит себе формы".

Важно понять или для начала хотя бы внести в повестку дня патриотической дискуссии тезис о том, что старая идейно-партийная парадигма "политической борьбы", где человек борется с человеком, себя уже окончательно изжила и трещит по швам, не справляясь с неистовыми вызовами времени. Каток эгалитарного "всесмешения", растоптав традиционную западную культуру (и веру), докатился теперь и до России. Великие "старые" идеологии 19 и 20 веков, воодушевлявшие (и погубившие) миллионы жизней, одна за другой обанкротились, а ныне доживают последние свои дни в обносках дряхлеющих партий, жалких подобий былых вершителей судеб человечества. Эти партии повсюду - и у нас, и в "цивилизованных Европах" - еще тлеют, еще скрипят, еще бодрятся в "думах" и на экранах ТВ, еще цепляются за уходящую из-под ног историческую почву. Но время их вышло. Приговор истории вынесен, и тут уж ничего исправить нельзя. Повторюсь: эпоха партий и идеологий от ума полностью исчерпана. Современный духовный нигилизм, вооруженный принципиально новыми методами борьбы с политическим инакомыслием (информационные, сетевые, нейро-лингвистические, трансгенные и множество других "технологий обольщения") без видимого труда впитывает, приручает, нивелирует и ставит себе на службу самые радикальные и внешне, казалось бы, непримиримые течения старой политической элиты. И понятно, почему. Ибо все политическое и, следовательно, все страстное и алчное, все, не ведающее Бога Живага, для "духов злобы" есть свое, родственное, однокорневое. С безбожием, с любым безбожием демоны по определению "на короткой ноге", а значит все т.н. участники эгалитарного политического процесса для них - реальные или возможные союзники. Отсюда столь странные, еще вчера казавшиеся немыслимыми "альянсы" между коммунистами и олигархами, левыми радикалами и ярыми либералами, социал-демократами и неофашистами, монархистами и представителями секс-меньшинств. Понимают ли эту новизну 21 века наши доблестные патриоты?! Или другой вопрос: почему в рядах наших патриотов вот уже четверть века отсутствует единство, и все попытки достичь такового срываются в самом зародыше? Не пора ли ответить честно: виноват дьявол, без особых усилий возбуждающий в горячих, но горделиво-самонадеянных душах амбиции и зависть, страхи и обиды. Прежде, лет, этак, сто назад эти искушения временно вытеснялись общими идеологическими галлюцинациями. Теперь нет и этого...

Действующая в России либеральная власть как раз очень точно понимает "специфику момента". И не без успеха пользуется ею. Она охотно и ловко манипулирует невиданным духовным "всесмешением" в рядах патриотов. Либералы благосклонно позволяют не просто жить, а во весь голос и на все лады агитировать и критиковать себя как справа, так и слева. Во-первых, они прекрасно видят, что прежней реальной силы и влияния на массы у "партийных ветеранов" нет, и уже никогда не будет: пусть себе потихоньку "стравливают пары" социального недовольства, подбираются крохи с господского стола, а заодно... остаются на виду. Во-вторых, у кремлевских политтехнологов "а ля Сурков" при любом раскладе остается такой рычаг, как монополия на СМИ; патриоты же, сколь бы они ни старались, больше 5-7 процентов медийного пространства самостоятельно, без поддержки государства заполучить не могут. Во-третьих, патриоты хронически разобщены, ими легко манипулировать, поощряя и прикармливая одних, запугивая или обманывая других. Судьба патриотов, таким образом, лишний раз подтверждает давно открытую Евангелием истину: отвергая Бога, люди вольно или невольно покоряются "духам злобы поднебесной"; когда же бесы играют на клавиатуре людских страстей, им, в сущности, безразлично, патриот перед ними или либерал, прагматик или идеалист, революционер или консерватор. Важно только, какого он духа.

Резюмируя вышесказанное, мы должны признать: само понятие "пассивность" или "активность" в современном духовном понимании общественного развития кардинально меняется. Решающими становятся не цифры, относительные или абсолютные, коими всегда измерялся уровень этой самой активности, а качество ее, знак ее: положительный (божественный) или отрицательный (дьявольский). Другими словами, определяющим становится не то, к какой "платформе" относит себя человек, а то, кому в незримом мире де факто он служит: дьяволу или Богу? Разумеется, у меня и в мыслях нет вешать на нашу патриотическую братию ярлык вульгарной бесовщины. В обществе идет сложный, мучительный и в высшей степени противоречивый процесс духовной брани. После распада СССР этот процесс ускоряется с нарастающим итогом. Идет он с переменным успехом, идет в каждой отдельно взятой душе - даже, уверен, в душе последнего либерала. Наши патриоты, движимые честью и совестью, тоже, хотят они того или нет, сознают или не очень, участвуют в этой "селекции", делают свой духовный выбор. Для народа Божьего они не атеисты, а вероятные братья по вере. "Неправославных, - писал отец Серафим Роуз, - мы должны расценивать как вероятных сынов нашей Церкви, которым покуда не открылось Православие. Дай Бог, чтобы мы послужили достойным примером. Разумеется, мы должны признавать их христианами и поддерживать с ними добрые отношения — нас связывает общая вера во Христа!"

При оценке "активности" народа Божия особо актуальной, практически основополагающей выглядит евангельская притча о закваске: «Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё» (Мф. 13, 33). В этой притче - ключевая духовная подсказка: не количество вещества - денег, власти или военной силы, - а качество духовного состояния, то есть способность человека или группы воспринимать и проводить в мир благодать Божью, - вот, что в "последние дни" будет определять ход и исход последней фазы третьей мировой духовной войны. Отсюда очевидна несостоятельность "лобового" упрека патриотов к представителям народа Божьего: мол, "вы пассивны" и "вас мало". И то, и другое есть не что иное, как старый рациональный образ мысли. Сила закваски (народа Божьего) не в объеме, а в способности поднимать тесто (народ), когда к тому созреют условия, а они созревают, когда это угодно Господу. Да, православный "актив" не "зажигает" на митингах и в телевизионных ток-шоу. Почему? Да потому, что ведет борьбу он не против крови и плоти, а против духов злобы, которые незримо, из-за кулис дирижируют всеми без исключения революциями, митингами и ток-шоу; побеждаются же демоны (и их адепты) не красноречием и логикой, а только лишь постом и молитвой, то есть, в конечном счете, не веществом, но Господом, призываемым в мир чистыми и любящими сердцами. "Где двое или трое собрались во имя Мое, там и Я посреди них" - разъясняет эту сакральную истину Иисус Христос.

Здесь мы вплотную подходим к ответу и на третий упрек в наш адрес - отсутствие у народа Божьего "четкой политической платформы". Под таковой платформой наши патриоты подразумевают, разумеется, нечто вроде программы партии, где идеология ("мудрования плотские и суетные", как назвали бы ее Святые отцы) должна соседствовать с детальным планом построения "светлого будущего". Но зачем, скажите, новой общественной силе, исповедующей "Христа распятого - иудеям соблазн, а эллинам безумие", нужна заведомо ошибочная программа "от ума" (ошибочная уже потому, что никто из смертных не знает будущего), если в ее распоряжении есть такой безупречно-правдивая "дорожная карта", как Евангелие? Зачем, качаясь на самом краю бездны, куда обезумевшее и отвергшее Бога человечество затащили демоны-искусители, снова, в тысячный, наверное, раз делать шаг в бездну самонадеянности и гордыни, если сам ужас надвигающейся глобальной катастрофы, кажется, вопиет: человек, вернись назад к Господу! Именно эту "простую" истину и несет на своих знаменах народ Божий. Именно это и есть его "программа"!

Контрнаступление

За последнюю четверть века в России появились тысячи и тысячи "островков веры": монастырей и приходов, православных братств и общин, центров социального служения и миссионерских обществ. Сотни тысяч, даже миллионы людей, еще вчера веривших в коммунизм, начинают ощущать "спасительный вкус православия". Приобщаясь к церковной жизни, живя по Христу, молитвенно соединяясь с Ним, принося покаяние за совершенные грехи, постигая не на словах, а на деле, скорбями и трудами, таинства духовной жизни, эти люди возводят тот единственный бастион, о который только и может разбиться чудовищное наступление инфернального зла, извергаемого из глубин преисподней. Таковы они, "последние дни", предсказанные в Евангелии и Апокалипсисе. В «Диалогах» святого Григория Великого на этот счет замечено, что «духовный мир становится всё ближе к нам, проявляя себя в видениях и откровениях. Чем ближе конец мира сего, тем ближе подступает мир вечности. Конец света и начало жизни вечной неразделимы».

Наше контрнаступление, а, вернее, то состояние духовного подъема, который, наверное, можно обозначить этим светским термином, выражается, таким образом, не в уличных стычках или электоральной борьбе, а в тихом и неуклонном росте наших "островков", где изо дня в день молитвенно и жертвенно куется последнее оружие против нигилизма и сатанизма: вера и молитва. Наше наступление это проникающее в ряды патриотов сознание того, что извечная духовная война на наших глазах действительно перерастает в свою высшую и последнюю стадию. Инфернальное зло устало прятаться за фасадами законности и приличий. Оно отбросило моральные условности и так называемые нормы права, о чем с неумолимой очевидностью свидетельствуют действия Запада в Украине и по всему миру. Ложь, насилие, порок, несправедливость - все это открыто объявлено "цивилизованным миром" нормой бытия. А символ растления - бородатое "оно" по имени Кончита Вюрст, победившее на "Евровидении". Нужны еще аргументы?

Наше наступление - это коренное смещение понимания сути исторического процесса: с рационалистического на духовно-светское. Начиная признавать глубинную духовную подоплеку истории и безусловность главенства воли Божьей над волей человеческой и бесовской, мы вдруг осознаем, что Промысл попустил неолибералам разорить Россию и подорвать остатки советской мощи с той единственной целью, чтобы мы, русские люди, больше не гонялись за химерами мирового первенства ("догнать и перегнать Америку"), а равно и мирового господства ("весь мир насилья мы разрушим"), но, очутившись на дне позора и отчаяния, сбросили с себя оковы убогого материализма и безбожия, и вернулись на однажды утраченный "Третьим Римом" "узкий путь, ведущий в жизнь" - путь к Богу и правде Его.

Наше контрнаступление выражается еще и в том, как в сознании искренних патриотов под действием божественной благодати постепенно меняется отношение к самой политической борьбе. Духовная брань обнажает подлинную суть вещей и событий. Демонстрации и пикеты сегодня не просто бесполезны. Они давно уже стали инструментом крайней реакции, оружием нигилизма - взять хотя бы те же рукотворные "цветные революции", в коих не осталось и следа прежней романтики. Сегодня, как ни странно, русские патриоты, мечтающие о свержении либерального режима, пуще огня боятся - и правильно делают! - очередной "оранжевой революции", завезенной извне. Странно для "потомственных революционеров", не так ли? Но странно только, если судить с рационально-интеллектуальной точки зрения. Духовное ведение, накопленное Церковью, точно знает: все революции, кем бы и с какими бы благими намерениями они ни совершались, все до единой происходят от Сатаны, первого революционера во вселенной, "лжеца и отца лжи". А потому все они губительны для "человеков". Сегодня пришло время, когда под действием Промысла рассыпаются песочные замки иллюзий и теорий "от ума", спадает пелена ложных упований на строительство рая на земле, и во весь рост, зримо и мощно, прямо из философско-политических завалов прошлого перед каждым думающим и честным человеком встает блистательная божественная истина: "Ищите прежде царства небесного и правды его и все это (мир, красота, справедливость - А.Н.) приложится вам".

Но если не митинги, не заговоры и не революции, - спросите вы, - как физически, так сказать, выразит себя наступление народа Божьего," а заодно его "функция закваски" для патриотического движения "последних дней"? Тут самое время указать на некоторые конкретно-исторические проявления "конца времен". Среди них: тотальная духовная деградация мировых элит и, как следствие, физическое и интеллектуальное обмельчание лидеров ведущих стран (сравните, например, нынешних "вождей" Европы с их предшественниками полувековой давности); поражение западного христианства и сосредоточение вселенского Православия в России "Третьего Рима"; повальное распространение по лицу планеты самых мерзких и изощренных пороков; наступление эпохи лжи; глобализация средств контроля за сознанием "человеков" с помощью новейших достижений науки; строительство планетарного концлагеря под вывеской экспорта западной "демократии". Как остановить эту "мерзость запустения" без помощи свыше? Ответ: никак!

Особо следует выделить и хотя бы обозначить (в расчете на будущих исследователей этого явления) самостоятельную роль, которую в составе народа Божьего призваны играть деятельные миряне. Этот вопрос вполне заслуживает отдельного обсуждения, настолько он актуален и важен. Здесь же мы ограничимся лишь несколькими замечаниями. "Царственное священство мирян", так называл этот отряд народа Божьего апостол Петр, по сути, и становится сегодня тем церковным авангардом, который принимает на себя первый и самый страшный удар нигилизма. Этот авангард находится в гуще общественной жизни, соприкасается с патриотами и либералами, прямо или косвенно вовлечен в перипетии политической борьбы. От уровня и степени осознания мирянами своей ответственности за судьбу Церкви и Родины зависит конечный исход духовной брани. Миряне не имеют права прятаться за спины духовенства и уж тем более оправдывать собственную трусость и бездействие какими-то надуманными или даже действительными проблемами и болезнями "институциональной церкви". Все это от лукавого! Спрос будет с каждого и по существу: что ты как православный христианин сделал и чего не сделал, пока был в сущем теле? Вот, о чем стоило бы помнить ежедневно!

Духовная сущность глобального противоборства света и тьмы, очевидно, диктует и совершенно новые, непривычные для традиционной политической науки формы ведения борьбы. Народ Божий, наступая, не опрокидывает государственных устоев и институтов (это как раз почерк его врагов), а, создавая "островки веры Христовой", как бы теснит наступающую тьму. Наше контрнаступление есть духовное вытеснение! Дух Божий, пробиваясь в падший мир через очищенные покаянием и молитвой сердца, разгоняет инфернальную мглу, сколь бы густой и всесильной она ни казалась, ровно так же свет, созданный Богом, всегда и везде побеждает тьму, которой Он не создавал, "и тьма не объяла его". Наша победа - и здесь, и там, за гробом - предрешена. Мы работаем не на оборону, а на победу, не на отступление, а на контрнаступление, ибо сила всегда в Боге, и с Ним мы непобедимы. "Стяжи дух мирен, - подсказывает всем нам преподобный Серафим (Саровский), - и тысячи вокруг тебя спасутся". Не построй крепость до небес, не вооружи армаду, не изобрети сверхоружие, а... призови Господа в сердце свое, чтобы Духом Его Святым опрокинуть любую крепость и любую армаду, одолеть любое оружие. Ибо и первое, и второе, и третье суть вещество, сотворенное Богом и ничтожное пред Ним. Вот, оказывается, к какой правде пробивался народ "Третьего Рима" сквозь уготованные ему Промыслом исторические бури! Вот, что мы потеряли в 1917 году, чтобы, пройдя через невообразимые и очистительные скорби, вновь обрести на рубеже третьего тысячелетия!

Итак, нужна мобилизация, но не старого образца - с подпольными ячейками, звонкими лозунгами "светлого завтра" (которые не были исполнены ни одной революцией), революционным террором и... неизбежным постреволюционным похмельем. Другая... Какой она будет, покажет время. Пока же ясно одно: формула этой мобилизации не может родиться в больном теле умирающей цивилизации, ее источником станут наши "островки", и это произойдет очень скоро, так скоро, как того требует логика и острота "последних дней". Не исключено, что среди проектов такой "мобилизации снизу" окажется и проект "Планета Русь", чудесным образом возникший под Изборском в географической точке "начала земли русской" и ознаменованный особым знаком Божьей благодати - царственным аистом, воссевшим на голгофу Священного холма в день его церковного освящения.

Александр Нотин

Автор: Александр Нотин


Источник: http://pereprava.org/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Казаки и Вера | Просмотров: 653 | Добавил: Сталкер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]