Главная / ЛНР: власть, уголь и разоружение

ЛНР: власть, уголь и разоружение

15.04.2015 03:31
ЛНР: власть, уголь и разоружение

Донбасская война вывела на военную и политическую арену разворачивающихся событий в качестве одной из главных сил Донское казачество. Причин этому не мало.

Во-первых, исторически большая часть территории бывшей украинской области — исконные казачьи земли. Во-вторых, в силу того, что значительная часть казаков, здесь живущих еще до революции, промышляла добычей угля, их, как шахтеров и, соответственно, "пролетариев", советская власть не особенно и расказачивала. То есть, конечно, казаков здесь расказачивали, но расстреливали и высылали их меньше, чем в других местах Области войска Донского. В результате на Луганщине сохранились места компактного поселения казаков, да и вообще, их процент среди жителей края довольно высок.

В-третьих, к казачьему возрождению (донских казаков) украинские власти относились крайне настороженно. И их враждебное отношение заставляло казаков сплачиваться и, в свою очередь, относиться к представителям киевских властей, как к недружественным.

В-четвертых, единственными российскими структурами которые работали в Донбассе до Евромайдана, были казачьи организации, прежде всего, Всевеликое войско Донское.

В результате совокупного действия этих причин донские казаки Луганщины и превратились в то, чем они сегодня являются, — в сплоченную, хорошо организованную силу, которая опирается на традиции и поддержку местного населения. Казаки, для которых характерно обостренное чувство достоинства и социальной справедливости, связывают свою дальнейшую судьбу исключительно с Россией.

Нет ничего удивительного, что именно казаки с самого начала организованного сопротивления киевской хунте стали основной и ведущей силой. Они участвовали в захвате здания СБУ в Луганске, в формировании первых отрядов ополчения. Более того, именно казаки стали главной вооруженной силой ЛНР.

Следует обратить внимание и на следующее обстоятельство — в казачьих отрядах добровольцев из России и других стран в процентном отношении меньше, чем в других формированиях ополчения. И это объясняется отнюдь не тем, что добровольцы неохотно идут в казачьи подразделения. Так, например, казаки Кубанского, Терского, Сибирского и других войск, которых всегда много среди добровольцев, предпочитают идти именно в донские отряды. Есть в них и немало людей, не являющихся казаками.

Но абсолютное большинство — местные жители. Причина в том, что казаки не выжидали, когда каратели разрушат их дом и убьют их близких, чтобы взять в руки оружие. Они еще до начала событий были готовы к сопротивлению. Более того, они видели свои земли захваченными и оккупированными "украми" и ждали того дня, когда можно будет вышвырнуть оккупантов, и соединиться со своими братьями отделенными границей. И когда этот день настал, они взялись за оружие.

При этом, вопрос стоял не только защите своих домов, но и о возрождении традиционного казачьего самоуправления. Ведь казачество — это не только воинская составляющая, это еще и многовековой, детально отработанный опыт самоуправления.

Собственно говоря, в условиях развала украинской государственности, правового вакуума, войны и наступившего вслед за этим хаосом, всем без исключения полевым командирам пришлось взять на себя не только военные задачи, но и ряд функций гражданской администрации. Но выполняли они их в соответствии со своей совестью и своими представлениями о справедливости, которые, надо признать, довольно вариативные у разных людей.

В то же самое время, казаки имели в своем распоряжении традиции и опыт многих поколений по организации жизни общины, как в условиях мирного, так и военного времени. Кроме того, если полевых командиров никто не выбирает, то власть атамана выборная, и потому, без вопросов, легитимная.

В общем, казаки, не только сумели отбиться от оккупантов, но и поддерживать в своих населенных пунктах относительный общественный порядок и осуществлять, в зависимости от имеющихся средств, основные социальные функции. Именно в этой плоскости и следует искать причины разногласий донских казаков и руководства ЛНР, вылившееся, в конце концов, в беспредел, устроенный людьми Плотницкого в Красном Луче и Петровском.

Надо сказать, что с казаками чиновникам вообще непросто. Хотя бы потому, что собственные традиции и обычаи для казаков гораздо важнее, чем регулярно меняющиеся законы и правила. Кроме того, они не склонны к безропотному подчинению, особенно тем структурам, чья легитимность вызывает у них сомнение. Казакам необходимо быть уверенным в справедливости, правильности и правоте отдаваемого им приказам. Иными словами, людям, привыкшим к беспрекословному повиновению, с казаками очень нелегко.

К этому можно добавить, что своей столицей казаки считают Новочеркасск и Москву, а Луганску подчиняются постольку-поскольку.

В целом у Плотницкого отношения с Казачьей национальной гвардией ВВД отношения не особенно заладились практически сразу. Хотя в боевой обстановке ВС ЛНР, позднее названные "Народной милицией", без каких бы то ни было проблем, весьма успешно взаимодействовали с казаками.

Однако ситуация здорово изменилась с началом первого перемирия. Во-первых, во время выборов главы ЛНР большая часть населенных пунктов, контролируемая казаками, не голосовала. Не потому, что казаки не хотели участвовать, а наоборот, Луганск по каким-то причинам сделал их участие в выборах невозможным.

Во-вторых, гуманитарная помощь из конвоев МЧС России в эти населенные пункты практически не поступала. По сути дела, луганское руководство воспроизвело схему применяемую киевской хунтой, устроившую экономическую блокаду Донбасса.

Плотницкий свое требование озвучил: казаки распускают свои подразделения и переходят в "казачьи полки" Народной милиции, подчиненной Плотницкому. Все кто не хочет, должны сдать оружие и "пахать землю".

Но надо отметить, что оружие казакам никто не давал — они его взяли с боя, в качестве трофеев, а их подразделения возникли еще до того, как Плотницкий возглавил республику. И надо, сказать, что без казаков, если бы они не остановили и не разбили карателей, этого бы не произошло. И дело тут не в том, кто "хочет, а кто не хочет".

Свои требования глава ЛНР мотивировал необходимостью борьбы с "махновщиной" и введением единоначалия. Однако, у казаков имеется совершенно четкое единоначалие — все они подчиняются штабу КНГ ВВД и атаману Козицину. И одной из причин отказа казаков переходить в "казачьи полки" Плотницкого, было то, что они не получили на это соответствующего приказа и разрешения от своего начальства, которому обязаны, в соответствии с принятой присягой, подчиняться.

Так что, логичнее было бы Луганску решать вопрос с командованием КНГ а не с территориальными подразделениями и общинами казаков, фактически понуждая их к нарушению дисциплины и невыполнению присяги. Тем более, что у Плотницкого есть весьма успешный опыт взаимодействия с Козициным, когда нужно было совместно действовать против оккупантов.

Еще 25 ноября 2014 года состоялась на пресс-конференции командир стахановских казаков Павел Дремов подверг резкой критике руководство ЛНР. По его словам, казаки за все время защиты границ республики не получили никакой гуманитарной помощи от правительства своего государства.

Дремов рассказывал о том, как казаки собственными силами помогают ремонтировать разбитые от обстрелов дома мирных жителей, организовывают бесплатные столовые, снабжают углем, проводят водо- и электроснабжение в жилые районы. Под их контролем находится 87% территории и наибольшая протяженность фронтовой линии. Каждый день подконтрольные казачьему войску земли обстреливаются украинскими войсками. Разрушаются объекты инфраструктуры, погибают мирные жители.

Кроме того, Дремов сообщил, что на границе ЛНР казаками был задержан груз с углем, который должен был быть отправлен на Украину под биркой «ЮАР».

А через несколько дней спецгруппа присланная из Луганска атаковала казачью комендатуру в Антраците, где незадолго до этого казаки пресекли несанкционированные поставки угля на Украину. Был убит комендант и еще два казака, трое получили ранение. Однако нападение было отбито, а диверсанты задержаны.

Далее последовало разоружение казаков в Красном Луче и арест их атамана Косогора, а затем, в Петровском (происшедшее в Петровском подробно описывается в материале), затем вновь в Антраците.

Все это происходит по одному сценарию: блокирование расположения казаков, разоружение, арест их и некоторых членов их семей, с избиениями и унижением, разграбление складов и квартир. А затем, задним числом, голословные, не подкрепленные никакими доказательствами и свидетельствами, обвинения казаков в бандитизме, грабеже, мародерстве. И это при том, что все они — местные, что они не только защитили свои города, но и обеспечивали выживание их жителей!

Далее место атамана занимает "мэр", назначенный из Луганска, и эшелоны угля идут на Украину.

Тут надо оговориться, что наверно, никто не возражал бы против его продажи, если бы вырученные от нее деньги "прозрачно" поступали бы в бюджет республики, и шли бы на ее восстановление и на нужды граждан. Однако многие в ЛНР убеждены, что на самом деле, речь идет о продаже угля Ахметовым, а руководство республики лишь получает долю за обеспечение этих операций олигарха. И поэтому для Плотницкого так необходим контроль за "треугольником" Антрацит—Перевальское—Ровеньки, занятый казаками.

Таким образом, в конфликте ЛНР — ВВД на первое место выходят отнюдь не единоначалие, а вопрос власти на местах, необходимой для обеспечения интересов украинского олигархата.

То есть, воевать и умирать казакам можно, но только для обеспечения определенных интересов. А вот думать даже не о казачьей республике, а просто о местном самоуправлении, а так же о том, чтобы получить деньги за ими же добытый уголь, нельзя.

Однако ситуация такова, что долго водить за нос народ республики не получится — люди почувствовали свои силы и в себя поверили. Пока что казаки не отвечали, не желая устраивать дополнительную междоусобицу. Но надо понимать, что присланные Луганском наемники — вовсе не проблема для тех, кто перемолотил украинские бронированные полчища в Изваринском и Дебальцевском котлах.

И стоит так же обратить внимание на то, что донских флагов в ЛНР можно увидеть гораздо больше, чем республиканских, а донские шевроны украшают форму чуть ли не половины бойцов Народной милиции.

P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно о том, что глава ЛНР Игорь Плотницкий вручил знамя полка Народной милиции республики командиру казачьего полка им. атамана Платова Павлу Дремову.

Автор: Cергей Дорошенко


Источник: http://www.segodnia.ru/content/159158

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: События на Украине | Просмотров: 647 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]