Понедельник, 11:28
Главная / Солдаты-срочники и политические активисты: кто бежит с Украины в Крым

Солдаты-срочники и политические активисты: кто бежит с Украины в Крым

26.03.2014 14:42
Солдаты-срочники и политические активисты: кто бежит с Украины в Крым

На Украине до сих пор служит около 900 срочников-крымчан, говорит председатель Комитета солдатских матерей Крыма Алия Финенко. Власти Крыма ведут негласные переговоры с командирами с Украины о своего рода "размене" крымчан на военнослужащих из самой Украины, оказавшихся в Крыму.

СИМФЕРОПОЛЬ, 26 мар — РИА Новости, Дмитрий Виноградов. В Крым с Украины устремился поток беженцев — в основном это политические активисты пророссийской ориентации и солдаты-срочники из Крыма, проходившие службу "на материке". Пока беженцев не очень много, но власти уже задумались о создании лагерей временного размещения.

 

Свидетельства офицера "Беркута"

Появившаяся стихийно граница между Украиной и Крымом сегодня уже очень похожа на настоящую государственную границу. Здесь пока не ставят никаких отметок в паспорте, даже если путешествуешь с загранпаспортом. Нет здесь и таможенников. Но пограничники и полиция уже есть — и с украинской стороны, и с российской. Когда едешь с Украины, последними машину досматривает знаменитый "Беркут" — ныне подразделение МВД России.

Над блокпостом, сложенным вручную из тяжелых блоков, реет Андреевский флаг. У поста на табуретке лежит книга "Геополитика. Как это делается", которую на досуге, судя по всему, читает кто-то из милиционеров.

"В последние дни едет очень много беженцев. Есть солдаты-срочники, есть те, кто хочет в неспокойные времена побыть рядом с родственниками", — свидетельствует офицер "Беркута", отказавшийся назвать свою фамилию или хотя бы снять балаклаву.

Не надо думать, что современные беженцы похожи на беженцев времен Гражданской войны, которые на телегах, полных скарба, бегут, сами не зная куда. Нет, в основном это современные люди на автомобилях, которые едут к своим родственникам — на время. Впрочем, первый вице-премьер Крыма Рустам Темиргалиев уже заявил, что власти готовы принимать и "бездомных" беженцев, которым некуда податься — местные власти уже изучают возможность создания для них временных лагерей.

Вскоре мы знакомимся с одной из типичных семей. Виктор и Анна едут из Херсона в Феодосию. Машина полна пакетов и коробок с вещами — видно, что молодые люди собрались в путешествие надолго. Сначала украинские, а потом и российские пограничники заставляют все вещи вытащить, и тщательно все осматривают. Впрочем, смотреть особо не на что — одежда, утюг, чайник.

"В Украине сейчас неспокойно, попросту говоря — бардак", — говорит глава семейства. "Особенно неуютно русскоязычному населению. Не хочу сгущать краски, но родители в Феодосии за нас волнуются. Они у меня уже старые, мы решили пожить пока с ними, пока все не успокоится", — добавляет он. Когда они смогут поехать обратно, молодые люди пока не знают.

 

Девятьсот солдат-крымчан остаются на Украине

Отдельная категория "беглецов" — солдаты-срочники, призванные из Крыма в центральные, особенно западные области Украины. Для украинской армии, как и большинства постсоветских, характерна дедовщина. В последние же месяцы она помножилась на ненависть представителей западных областей Украины к солдатам из регионов, для которых в той или иной степени характерна ориентация на Россию.

"Нас били, издевались. В общем, все прелести плюс ненависть к "москалям", "сепаратистам" и "предателям", как нас там называли", — свидетельствует один из срочников. Горячие молодые жители западной Украины на полном серьезе собираются воевать с Россией, и в крымчанах, зачастую даже не знающих украинского языка, видят врагов. Особенно после успешного референдума 16 марта.

"Словами не передать, как хотели вернуться сюда, на родину", — говорит Денис Минаев, уроженец Керчи. Сейчас ребятам предстоят приятные хлопоты по оформлению российских паспортов.

На Украине до сих пор служит около 900 срочников-крымчан, говорит председатель Комитета солдатских матерей Крыма Алия Финенко. Власти Крыма ведут негласные переговоры с командирами с Украины о своего рода "размене" крымчан на военнослужащих из самой Украины, оказавшихся в Крыму. Переговоры, впрочем, идут туго: для Минобороны Украины они означали бы фактическое признание утраты контроля над Крымом.

Офицеры среднего звена оказываются более сговорчивыми. Например, командир части внутренних войск в городе Золочев Львовской области, где служил Денис Минаев, согласился отпустить целую группу из 80 крымчан. Власти республики отправили за ними автобусы и вывезли ребят на родину.

Кое-где сердобольные украинские командиры отпускают солдатиков якобы в увольнение, понимая, что в часть они не вернутся. В других местах менее чистоплотные офицеры открывают "торговлю" правом досрочно "демобилизоваться" — по отзывам солдат, это стоит 3-4 тысячи гривен (11,4 —15,2 тысячи рублей), которые должны заплатить сами солдаты или привозят их родственники. Кое-где солдатам удается попросту сбежать. В результате, по словам и.о. военного комиссара Крыма Сергея Варравы, в республику вернулись уже более сотни юношей. Большинство из них продолжат службу в местных частях, в армии России.

Группа из города Золочев, например, уже оформлена в военную часть № 3009 внутренних войск МВД в Симферополе.

 

"Меня зовут на допрос, только чтобы не бегать за мной со спецназом"

Власти Украины всерьез опасаются, что примеру Крыма, организовавшего референдум о воссоединении с Россией, последуют другие регионы юго-востока страны. Отсюда повышенное внимание Службы безопасности Украины к пророссийским активистам и организаторам митингов русскоязычного населения.

В пресс-центре симферопольского агентства "Крыминформ" проходит встреча с политическим беглецом, депутатом городского совета Одессы Александром Васильевым. На встречу Васильев приходит с рюкзаком и двумя сумками. Он только что приехал из Одессы, где ему пришлось оставить жену и трехлетнюю дочь. Как уверяет Васильев, спасался от преследований по политическим мотивам. Когда снова вернется в Одессу, не знает.

Александру Васильеву 35 лет, он депутат местного горсовета по спискам партии "Родина" — это региональная партия, ориентирующаяся на русскоязычный электорат. В местном вузе Васильев преподает историю и археологию.

"23 февраля начались акции протеста в Одессе. Я помогал их организовывать. В Одессе митинги были наиболее умеренными (по сравнению с другими регионами), мы никого не били, не поджигали. Это был мирный протест", — настаивает депутат.

Несмотря на это, правоохранительные органы возбудили уголовное дело по статье "Сепаратизм", хотя никаких лозунгов об отделении от Украины не выдвигалось. "Никто из нас не призывает ни к какому вторжению, ни к какой оккупации, как рассказывают про нас украинские телеканалы и власти. Наше требование — федеративное переустройство в Украине. Но это не сиюминутный лозунг, мы требуем этого давно", — говорит депутат Васильев.

"Я и мои товарищи проходят по возбужденному делу в качестве свидетелей, но я понимал, что это — формальность. Статус свидетеля переквалифицировать в подозреваемого очень легко. Один из нас, лидер уличного протеста Антон Давидченко, был арестован. Причем нашим делом занималась контрразведка, из нас лепят каких-то шпионов", — рассказывает Васильев. "Идет совершенно дикая военная истерия, пропаганда лепит из нас сепаратистов, коллаборационистов. Пропаганда рассказывает нам, что в Одесской области действуют какие-то ужасные террористы. Делается это явно для того, чтобы в общественном сознании нас к ним прилепить. То рассказывают про задержание какой-то террористической группы, то показывают какой-то ужасный автомат, обвешанный тюнингом — обычно так делают страйкболисты. Как будто поймали какого-то супертеррориста", — добавляет он.

Пока что, считает депутат, "репрессии носят точечный характер, им подвергаются политические активисты. Но чем больше протест, тем больше арестованных".

Сходив на один допрос в качестве свидетеля и получив приглашение на второй, Васильев понял, что следующим задержанным вполне может оказаться он сам. "Я дал все показания еще на первом допросе, ответил на все вопросы. И понял, что на второй допрос меня зовут только для того, чтобы не бегать за мной по всему городу со спецназом. Оценив обстановку, решил покинуть Одессу и уехать в Крым", — говорит он.

Дальше последовала "игра в шпионов" — Васильев покидал дом через черный ход, чтобы уйти от возможной слежки. На заднем дворе его ждал товарищ на машине. Он вывез Васильева в Крым. Сюда же разными путями добрались еще пять или шесть активистов-одесситов.

Уже в Крыму Васильев узнал, что его опасения были не напрасны — в Одессе задержали еще одного активиста. "Вывезли в Киев. Сценарий все время один и тот же — вечером в воскресенье многотысячный митинг протеста, на следующий день хватают организатора", — рассказывает он.

Крымские власти предоставили Васильеву временное жилье. Вернуться на родину он планирует не раньше, чем "падет этот режим". "Здесь, в Крыму, люди избавлены от той ужасающей атмосферы антивоенной истерии, которая нагнетается у нас, а также от банального разбоя и грабежей, которые захлестнули Украину", — считает он.

 

Беглец из Донецка

Вечером в центре Симферополя на площади Ленина проходит очередной митинг в поддержку юго-востока Украины и в знак протеста против репрессий. Несколько десятков человек скандируют: "Юго-восток! Крым с тобой!", "Крым с юго-востоком!", "Мы против фашизма!".

Тут же знакомимся с активистом из Донецка — Александром Лапенюком. Это простой мужчина средних лет, на родине был слесарем и разнорабочим. В Донецке ходил на все митинги русскоязычного населения, в том числе на столкновения со сторонниками майдана.

Сбежать из родного города Лапенюк решил после того, как на сайте местного управления МВД обнаружил свою фотографию (в числе других активистов). Рядом — просьба к гражданам опознать и сообщить в милицию имена "участников массовых беспорядков". За участие в противоправных действиях им может грозить от 5 до 15 лет лишения свободы, пишет сайт.

"Всего 76 фотографий", — говорит Александр, на своем девайсе листая сайт. "Я обиделся, что дед, с которым я прошел все акции, был на первой фотографии, а я — только на 68", — шутит он. Не дожидаясь, пока кто-то его опознает, Александр решил бежать.

Ехал один — так было проще перейти границу, потому что к группам больше внимания. "Но я могу сказать, что нас тут из Донецка уже много", — откровенничает Лапенюк. Живет он у случайных знакомых — буквально на улице подошел к кому-то, кто показался ему сердобольным, рассказал о ситуации. Приютили.

"В Донецк поеду, когда здесь удастся собрать группу активистов. До той поры там делать нечего", — говорит он.

Крымские власти между тем уже задумались о создании лагерей для беженцев. Открыта горячая линия, на которую может позвонить любой беглец. Темиргалиев оценил поток прибывающих в Крым беженцев примерно в 200 человек в день и не исключил, что он будет нарастать.

А из Киева пришла новость, что Шевченковский райсуд столицы Украины постановил взять под стражу шесть человек, которые подозреваются в организации массовых беспорядков в Донецке и Одессе.

"Беспорядки сопровождались насилием над лицами, захватом зданий и сооружений, сопротивлением представителям власти с применением оружия, взрывчатых веществ и других предметов", — сказано в сообщении пресс-службы генеральной прокуратуры Украины. В ходе расследования двух уголовных производств изъято огнестрельное и холодное оружие, взрывные устройства и вещества.
 


Источник: http://ria.ru/world/20140326/1001120162.html#13958291084903&message=resize&relto=register&action=addClass&value=registra

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: События на Украине | Просмотров: 680 | Добавил: Ст-администратор1 | Теги: украина, военнослужащие, беженцы, Россия, КРЫМ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]