Главная / Семена вражды

Семена вражды

06.09.2013 18:22
Семена вражды

Как культурная программа «Замки Белоруссии» становится антироссийской

Республике Беларусь активно реализуется программа «Замки Белоруссии», согласно которой в ближайшее время будут восстановлены полтора десятка родовых имений польско-литовской шляхты. Помимо развития туризма и привлечения гостей из-за рубежа данная программа призвана изменить устоявшееся представление о Белоруссии, как стране, чьи памятные места связаны в основном с мемориалами периода Великой Отечественной войны (её авторы этого и не скрывают), и кроме всего прочего обеспечить «новые подходы» в воспитании молодёжи.

Вот что, абсолютно никого не стесняясь, заявил по этому поводу директор фонда «Страна замков» А. Варикиш: «…большая часть россиян с интересом слушает рассказы про Полоцкую державу, ВКЛ (Великое княжество Литовское – А.Г.), Речь Посполитую, про наших шляхтичей, князей, королей, про бесчисленные войны с их предками, даже про геноцид, который они устроили в XVII веке, когда более половины литвинов пали жертвами российской агрессии. Я, как экскурсовод, открыто говорю своим группам о том, что наши народы очень далеки друг от друга, что столетиями мы враждовали». 

Фонд «Страна замков» является активным соисполнителем программы «Замки Белоруссии», обеспечивает проведение экскурсий. Об их тональности и направленности можно судить по словам А. Варикиша, приведённым выше. Причём речь идёт не о неких оппозиционно настроенных псевдонационалистах, а о государственной политике, так как всё это происходит под эгидой министерства культуры Белоруссии.

Для информационного обеспечения данной компании задействованы как ведущие государственные каналы, так и газеты. На минском столичном канале СТВ давно идёт передача «Новые путешествия дилетанта», где периодически рассказывается о тех или иных уголках Белоруссии и том, что и когда было утрачено, погибло в огне или было разрушено в связи с агрессией русских армий в разные периоды войн Речи Посполитой и Великого княжества Литовского с Россией. Мало чем отличается и проект Агентства телевизионных новостей «Земля белорусская», в котором регулярно демонстрируются сюжеты о шляхте, костёлах и католических святынях, рассказывается о различиях белорусов и русских. Из этого же ряда и проект Общественного национального телевидения «Белорусская шляхта. От раздела до разбора», который повествует о «попытках русификации» Белоруссии и борьбе польско-литовской шляхты (называемой белорусской) за независимость от России.

Соответственно, в Белоруссии постепенно создаётся совершенно новый, более мягкий, чем в Галичине, но вполне чётко выраженный антирусский и антироссийский фон новой культурно-исторической политики

Вместе с тем только русофобией здесь не ограничивается. Ещё одним направлением является дискредитация периода национально-освободительных войн в Речи Посполитой и ВКЛ, когда украинский и белорусский народы совместно боролись против польско-литовского владычества, защищая свою землю и православную веру. В этом смысле наиболее ненавистным периодом для радетелей восстановления польско-литовских замков является казацко-крестьянская освободительная война 1648-1654 годов и русско–польская война 1654-1667 годов, когда народы Украины и Белоруссии поднялись на борьбу за свою веру и свободу под началом знаменитого гетмана Богдана Хмельницкого. Эта война, как никакая другая, развенчивает миф о благоденствии белорусов в составе ВКЛ и Речи Посполитой, ярко демонстрирует вековое стремление украинцев и белорусов к воссоединению с единокровным и единоверным русским народом в прежних западных границах древней Киевской Руси. Общенациональное восстание Б. Хмельницкого служит важным историческим фундаментом и для нынешних интеграционных проектов, в том числе и напоминает украинцам о том, чего желали и куда стремились их предки. Естественно, всё это очень даже не по душе тем, кто хотел бы окончательного размежевания нашего народа, закрепления его разделения после распада СССР. 

Само понятие Запорожской сечи и запорожцев традиционно воспринималось белорусами очень положительно и было им даже более близко, чем русским в России – на Запорожье в период речи Посполитой бежало немало белорусов и там из них время от времени образовывались целые курени – Минский, Могилёвский, Пинский и др. Запорожские казаки всегда были ненавистной головной болью для польско-литовских магнатов и шляхты, и одновременно надеждой белорусов на заступничество лихих и удалых воинов в вопросах защиты православной веры и избавления от непосильного гнёта панов. Исходя из этого, запорожские казаки воспринимались в ВКЛ польско-литовской шляхтой и белорусским крестьянством совершенно по-разному. В советский период отношение к Б. Хмельницкому в Белоруссии было очень положительным – ему устанавливались памятники, именем гетмана называли улицы.

После распада СССР тональность начала постепенно меняться. Сделать это было не так просто, потому что творчество Н.В. Гоголя чрезвычайно популярно в Белоруссии, как и написанные им образы казачества, однако всё чаще стали появляться публикации, в которых запорожцев начали изображать в виде шаек разбойников и бандитов, которые под прикрытием защиты православия разоряли белорусские земли ВКЛ, несли грабежи и смерть.

Сейчас о Богдане Хмельницком в Белоруссии вспоминают редко, а для молодого поколения Хмельницкий – это чаще всего только украинский город, где белорусы привыкли покупать дешёвый ширпотреб. 

В оценке украинско-белорусской национально-освободительной войны 1648-1653 годов нынешняя белорусская историческая наука склонна придерживаться той точки зрения, которая была сформирована в среде польско-литовской католической шляхты. Именно она была главным противником восставших, а потерянные имения и сожжённые замки вовсе не добавляли шляхтичам симпатии к повстанцам. В отношении лидеров казацко-крестьянских отрядов возникали самые нелепые и невежественные легенды, которые, однако, оказались сейчас востребованными в связи с реализацией программы «Замки Белоруссии». 

Какие цели преследует эта программа, и какие экскурсии ожидают будущих туристов, хорошо видно и на примере Быховского замка, на восстановление которого уже выделено 7 миллиардов рублей из областного и республиканского бюджетов. В 2013 году восстановлены две оборонительные башни, в которых разместилась временная музейная экспозиция. Окончательное завершение реставрации намечено к 2018 году.

1 сентября 2013 года в Быхове прошёл День белорусской письменности, в этот раз отмеченный со значительным размахом в связи с 20-летием его проведения. В городе построили новый бассейн, отремонтировали и подновили объекты социальной сферы, установили скульптуры. Провели и реставрационные работы в Быховском замке, некогда служившем резиденцией польско-литовских магнатов – вначале Ходкевичей, а затем – Сапег. Как и полагается, подготовили экскурсионную программу, немаловажную роль в которой по замыслу организаторов играют старинные легенды и предания. Первая из них сравнительно безобидная, хотя и кровожадная – из-за того, что стройка шла плохо, в замок заманили первых встречных юношу и девушку и заживо похоронили в фундаменте. После этого работы пошли успешно. Таких легенд немало в Европе, а само предание об этом захоронении в Быховском замке появилось лишь в середине ХIХ века. Предполагается использовать и легенду о тайном подземном ходе, и ещё многое из подобных вымыслов.

Однако главной приманкой для туристов сделали историю о зловредном оборотне-упыре Иване Золотаренко, чья личность должна едва ли не затмить широко известного валашского вампира Дракулу. Иван Золотаренко стоял во главе казацких загонов, которые Б. Хмельницкий отправил в Белоруссию на помощь вступившим в войну русским войскам царя Алексея Михайловича. В отряды Золотаренко вливались тысячи белорусов, надеявшихся на освобождение из польско-литовской шляхетской неволи. События времён Хмельницкого, разворачивавшиеся под Быховым, не представляется возможным замолчать, но авторы программы «Замки Белоруссии» решили эту проблему весьма своеобразно. О степени неприязни к И. Золотаренко и поднявшимся на борьбу за свою веру и землю украинцам и белорусам можно судить из публикации О.Кисляк в главной белорусской правительственной газете «Советская Белоруссия» от 22 июня 2013 года. Вот что пишет журналистка, ссылаясь в том числе и на мнение директора Быховского историко–краеведческого музея Сергея Жижияна: «Об этой легенде знают немногие (кто бы сомневался – А.Г.), а она, пожалуй, самая яркая. И мистическая. Датируется серединой ХVII века, когда в начале русско–польской войны 1654-1667 годов гетман Богдан Хмельницкий отправил на наши земли казацкое войско. Покоряя крепости и города, они оставляли за собой разорённые жилища, пожарища, пепелища. Одним из самых жестоких атаманов слыл Иван Золотаренко. В страхе перед ним целые города сдавались без боя. Но это не спасало жителей, Золотаренко не ведал жалости: давил, кромсал, сжигал. А самого ни сабля, ни пуля не брала, в миру его даже нарекли оборотнем. Но Быховский замок ему одолеть не удалось. Из мушкета с колокольни костёла подстрелил Золотаренко органист Томаш - серебряная пуля угодила прямо в сердце атамана. Томаша подбили на убийство католические священники и иезуиты, пообещав бедняку безбедную жизнь и сан святого после упокоения. И серебряную пулю для оборотня сами же отлили из освященной и исписанной «нарочитыми заклинанiями» чаши».

Таким образом, осаждавшие замок казацко-крестьянские отряды – это разбойники и бандиты, садисты и изверги, оставлявшие после себя в белорусских землях «разорённые жилища, пожарища, пепелища». 

А лихой запорожский наказной гетман Иван Золотаренко, не пожалевший своей жизни ради свободы украинского и белорусского народа и сложивший свою буйную голову при осаде Быхова – злобный упырь-вурдалак, которого насилу одолели католические ксендзы и иезуиты. Именно им, следуя этой логике, должен быть благодарен белорусский народ за избавление от «исчадия ада». 

Имеется и продолжение легенды, гласящее о том, что когда тело И. Золотаренко отпевали в церкви на Украине, оно воспламенилось, сгорел храм и почти полтысячи прихожан. Это, якобы, ещё больше укрепило мысли населения Быхова о том, что Золотаренко был упырём и чародеем.

Комментируя им же извлечённую из небытия «малоизвестную» легенду о Золотаренко, С. Жижиян поведал свою точку зрения уже на страницах «Могилёвской правды»: «…я полагаю, что можно проводить параллели между легендами о полковнике Золотаренко и повествованием Брема Стокера о графе Дракуле, возможно, и эту историю ждет своя голливудская экранизация. События смерти Золотаренко неоднократно на протяжении трёх последних веков видоизменялись и описывались с разными дополнениями и акцентами, в зависимости от времени и идеологии, в украинской, польской, российской и белорусской исторической и художественной литературе… А город (Быхов – А.Г.) так и не покорился казацким войскам…».

Таким образом, С. Жижиян вынужден признать, что «события неоднократно видоизменялись», как, впрочем, активно «видоизменяются» и сейчас.

Что же на самом деле известно о личности Золотаренко?

Иван Никифорович Золотаренко родился в Корсуне Черкасской области Украины. Любопытно и само название области – черкасами в Белоруссии, да и на самой Украине первоначально называли казаков. Был он не вурдалаком, а человеком, стоявшим на страже православной веры. На свои личные средства построил церковь в Корсуне.

Выдвинувшись в первые ряды запорожского войска подвигами в годы войны, он стал вначале полковником Корсунского (1652), а затем Нежинского полков (1652-1655). Большую роль сыграл Золотаренко и в дипломатических вопросах, так как несколько раз ездил с посольствами от Хмельницкого к Алексею Михайловичу, убеждал Москву в необходимости заключения тесного военного союза против поляков. Легендарный украинский гетман доверял Золотаренко еще и потому, что сестра нежинского полковника Анна была женой Б. Хмельницкого.

Иван Золотаренко смог остановить наступление польско-литовских войск с территории Белоруссии в 1653 году, когда командовал объединёнными полками запорожцев. После вступления Русского царства в войну против Речи Посполитой Золотаренко был избран наказным (Северским) гетманом и во главе 20-тысячной в составе Нежинского, Стародубского и Черниговского полков выступил на помощь русским войскам в Белоруссию. Белорусы приветствовали запорожцев, всячески им помогали, вступали в их ряды (показачивались), громили имения польско-литовской шляхты. Бегство шляхты приобрело массовый характер – паны с семьями спешно покидали земли Великого княжества Литовского, спасаясь в городах Польской Короны. Благодаря этой поддержке и военному таланту Иван Золотаренко в короткий срок занял юго-восток Белоруссии: Гомель (в замке которого находился сильный гарнизон из немецких и венгерских наёмников и шляхетского ополчения), Рогачёв, Чечерск, Пропойск, Новый Быхов. Смогли устоять только Слуцк и Старый Быхов, в которых были мощные польско-литовские гарнизоны.

Оправившись от растерянности после вступления в войну Русского царства, польско-литовская шляхта предприняла контрнаступление, и в этот непростой период именно отряды Золотаренко, проявив воинскую доблесть и мужество, смогли остановить наступавшего врага – вначале выдержали осаду войск гетмана Я. Радзивилла, а затем поддержали осаждённый Могилёв. Когда польское наступление захлебнулось, запорожцы Золотаренко летом 1655 года вместе с русской армией заняли Минск и Вильно – столицу Великого княжества Литовского. Фактически была освобождена вся Белоруссия. Царь Алексей Михайлович пожаловал И. Золотаренко за воинскую доблесть город Глухов.

При повторной осаде укреплённого Старого Быхова Иван Золотаренко был тяжело ранен в ногу и умер от потери крови 17 октября 1655 года, закончив свою жизнь на поле боя, как и многие герои хрестоматийной повести Н.В. Гоголя «Тарас Бульба». Что же касается «жестокости» И. Золотаренко, то проявлял он её к польско-литовской шляхте, причинявшей украинскому и белорусскому народам много горя и притеснений, а также к наживавшимся на народной беде и нужде ростовщикам.

Куда большими зверствами запомнился литовский гетман Я. Радзивилл. По его приказу после взятия Пинска (жители которого отказались сдаваться) было убито более 3 тысяч человек. На первом этапе войны польско-литовское войско опустошило весь юг Белоруссии, стремясь подавить восставшее местное население и не допустить объединения отрядов белорусских крестьян и мещан с казаками Богдана Хмельницкого. В Турове, Давид-Городке, Чечерске и Мозыре были перебиты все поддержавшие казаков.

Особенной жестокостью Януш Радзивилл отметился в Бобруйске – 800 жителям города отрубили руки, множество православных подверглось пыткам. 

Помнил И. Золотаренко и об участи своего предшественника – знаменитого казачьего гетмана Северина Наливайко, который за полвека до описываемых событий также поднял на борьбу весь юг Белоруссии. 21 апреля 1597 года Наливайко после двухлетнего плена (в который он был обманным путём захвачен в нарушение всех гарантий безопасности, данных поляками при его приглашении на переговоры) и жестоких пыток был зверски убит в Варшаве во время очередного сейма Речи Посполитой. Эта история во многом вдохновила Н. Гоголя, он использовал при написании сцены казни казаков в «Тарасе Бульбе» – те муки, которым был подвергнут сын Тараса Остап, пришлось вынести Северину Наливайко. Его тело разрубили на четыре части и развесили их в разных местах. Такими сильными были ненависть польских панов и их страх перед казацким гетманом. 

И. Золотаренко и запорожцы были глубоко возмущены и теми беззакониями, которые творила шляхта в отношении белорусского православного населения. Чтобы сделать народ покорным, шляхта шла на самые жестокие зверства. Так, за самовольную рубку бортного дерева крестьянину разрезали живот, прибивали кишку к древесному стволу и заставляли ходить вокруг дерева. Кишки наматывались на ствол, и несчастный умирал в жутких мучениях. Возле деревни Прибытки недалеко от Гомеля до сих пор стоит сосна, которую использовали для этих жутких пыток. Доставалось даже детям, паны избивали их за малейшую провинность. Вот что писал в Ватикан посол римского папы Руджиеры: «Смело можно сказать, что во всём мире не найдётся более горемычного и бедного крестьянина, чем крестьянин Великого княжества Литовского». Это подтвердил и поляк-иезуит Пётр Скарга: «… паны не только отбирают у горемычного крестьянина всё, что им заработано, но и убивают его, если захотят и как захотят». Польским шляхтичем был забит до смерти и малолетний сын Б. Хмельницкого. Поэтому нет ничего удивительного в том, что белорусское крестьянство с ликованием встречало отряды запорожцев, а вот шляхта относилась к казакам с нескрываемой ненавистью и страхом, который и порождал небылицы о неуязвимости и чародействе Золотаренко.

К слову, в устном белорусском народном творчестве вовсе не запорожцы, а как раз польско-литовские паны предстают в образах чертей и других нечистых. 

Война с переменным успехом продолжалась еще почти семь лет. В неё вмешалась и Швеция. Были громкие победы и тяжёлые поражения с обеих сторон, всё это привело к взаимному исчерпанию сил. Как известно, после долгих переговоров в 1667 году был заключён Андрусовский мир, по которому к Царству Русскому отходила левобережная Украина. Но правобережные украинские земли и Белая Русь вновь оказались под властью Речи Посполитой. До воссоединения белорусов с Россией оставалось ещё больше века. Многие православные белорусы, не желая вновь становиться подданными польских королей, начали переселение в Россию. 

И даже это частичное освобождение стало возможным лишь благодаря мужеству и героизму Б. Хмельницкого, И. Золотаренко, запорожцев, простых украинских и белорусских крестьян, братской помощи русских войск.

Золотаренко, родившийся на Украине, совершил немало славных подвигов на белорусской земле, погиб за освобождение белорусов от польской неволи, сложив свою голову ради всего русского народа, и заслуживает не глумления в качестве персонажа выдуманных католической шляхтой басен, а достойной памяти в виде памятника в том же самом Быхове.

Попытка изобразить Ивана Золотаренко в виде жестокого упыря, а его казаков и крестьян – как сборище разбойников и мародёров направлена на то, чтобы принизить и предать забвению героику общей борьбы русского, украинского и белорусского народов за воссоединение и избавление от иноземного владычества. Ведь если Золотаренко – упырь и разбойник, то тень неизбежно падает и на самого Хмельницкого, Переяславльскую раду и роль вступивших в войну русских войск.

Тема общности исторической судьбы Украины и Белоруссии также явно не в моде. И это вполне понятно и объяснимо – если у народов Украины и Белоруссии общая история и судьба, то никак не обойти стороной и единство с народом России, а значит всего Русского мира. А это совсем не нужно тем, кто не заинтересован в восстановлении нашего цивилизационного пространства. Именно поэтому в рамках программы «Замки Белоруссии» так старательно сеются семена вражды, которые рано или поздно дадут свои всходы. И пример с Золотаренко и Быховским замком, к сожалению, далеко не единственный.

Андрей Геращенко, Витебск


Источник: http://www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole/semena_vrazhdy_906.htm

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: На заметку казакам | Просмотров: 448 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]