Главная / Войны «ботов» и «троллей» — конспиративная логика сетевой борьбы

Войны «ботов» и «троллей» — конспиративная логика сетевой борьбы

18.03.2015 18:53
Войны «ботов» и «троллей» — конспиративная логика сетевой борьбы

В недавнем интервью Эдварда Сноудена он говорит о войне в интернете, развязанной США, которая, по его мнению, способна оказать более деструктивное воздействие на наше население, нежели экономические неурядицы и политические и военные проблемы

Мы знаем, что интернет является мощным орудием в руках США по сбору и анализу информации, по воздействию на сознании и подсознание людей, включая нейролингвистическое программирование. Своими взглядами об основных тенденциях войны в интернете поделился с «НК» один из известных российских экспертов Александр Митрофанов.

— Александр Александрович, на Ваш взгляд, какие факторы разрушительного воздействия через интернет имел в виду Сноуден?

— Интернет придуман американцами в военных целях и не для сбора информации, а именно для коммуникации. Самое главное — это средство передачи информации, причем его замечательные свойства позволяют передавать информацию практически мгновенно. А с точки зрения теории управления, сокращение запаздывания по времени приводит к очень серьезным изменениям в результатах. Я здесь не буду приводить математические формулы, но поверьте мне, это очень и очень важно, потому что одновременно можно «запалить костер» в разных точках земного шара.

Второе свойство интернета, которое делает его настоящим оружием, хоть и с нелетальными последствиями, — это то, что информация может передаваться анонимно при сохранении высокого уровня доверия к ней. Срабатывает психология: раз говорит не один человек, а много — и здесь главное, что много людей говорят об одном и том же, — значит они правы. Помните психологический опыт, когда психологи посадили детей и договорились с большинством из них, что они будут говорить о белом — что это черное. Дети, которые об этом ничего не знали, сначала удивлялись, а потом присоединились к «общему мнению».

В этом суть одного из законов интернета. Причем если раньше был Web 1.0 — сайты и странички в интернете, то сейчас при Web 2.0 интернет за счет своих скоростей дает возможность практически мгновенно в обычном режиме беседовать с другим человеком. Этот человек может быть и роботом, и неким суррогатом, искусственным человеком в виртуальном пространстве, но в нашем реальном пространстве мы психологически воспринимаем его как реального собеседника и склонны ему доверять.

Иногда образ хорошо знакомого нам человека используется только в качестве ширмы, а за ним находится «бот» (интернет-робот) или «тролль» (провокатор, возбуждающий эмоциональную перепалку), или кто-то (что-то) еще; но мы, в общем-то доверяя этому образу, доверяем и той информации, которая к нам поступает.

Этот виртуальный мир, виртуальное пространство интернета начинает воздействовать на реальных людей во многих вещах. Известно много разных методик и техник этого воздействия, в том числе и нейролингвистическое программирование. В своих работах и выступлениях на научных конференциях я попытался обозначить опасности, которые это виртуальное пространство представляет для человека неподготовленного и особенно для детей.

Виртуальное пространство IT вошло в нашу жизнь, и многие не знают, как с этим быть. Мы пытаемся что-то придумывать, что-то делать, но это достаточно серьезный вопрос не только для инженеров. Проблема в том, что мы, технические специалисты, знаем, как это устроено и работает, как можно это изменить. Но на онтологические вопросы — как нам с этим сосуществовать — должны искать ответы не мы, а философы и даже богословы. Мы все должны знать, где тут риски, где тут плюсы, а где минусы.

Безусловно плюсов много: это замечательная среда для коммуникации, обучения в интернете, обмена культурной информацией, расширения культурного пространства человека. Но есть и отрицательные стороны, которые выливаются даже в войну, о чем и говорил Сноуден. Если обычная война на фронте военных действий — это воздействие вооружений на личный состав, на технику противника, в то время как остальные люди, не занятые в военных действиях, подвержены воздействию опосредованно за счет ухудшения в экономической обстановке, за счет дальних бомбардировок и т. д. — то современные, так называемые, гибридные войны включают в себя компоненты информационно-психологических войн и направлены уже не против войскового контингента, а непосредственно воздействуют на каждого человека, влияют на сознание людей. Они направлены на изменение сознания противника. И это очень опасно, поскольку в данном случае очень сложно купировать подобное воздействие. Если от дальних бомбардировок можно взять и эвакуировать людей на Урал или в Сибирь, то от интернета, от СМИ, от телевидения, от радио не эвакуируешь.

— Большинство американских апологетов «жесткой линии» в мировой политике утверждают, что главным компонентом является информационная война, способствующая подавлению воли противника к сопротивлению. Такая война направлена, прежде всего, на изменение сознания и воли людей, на признание ими поражения в войне, даже если на самом деле достаточно средств для сопротивления.

— Да, таких людей уже духовно убили. Именно это и есть суть тех гибридных информационных войн, которые ведутся сейчас в мире.

— А что Вы можете сказать по поводу, так называемых, «сетевых войн», которые включают в себя, наряду с боевыми действиями, подрывными акциями и использование интернет-технологий.

— Мне не очень нравится понятие «сетевые войны». Есть еще и понятие «сете-центрических войн». Суть современной войны такова, что против вооруженных сил противника выступает не только армия, которая действует в соответствии с некими соглашениями, законами, международными конвенциями, например, об обращении с военнопленными, правилами употребления летального оружия, например, договорами о ядерном оружии и т. д. Кроме этих вооруженных сил, регламентированных в своих действиях, существуют и другие, например, частные военные компании, созданные в США и других западных странах, многие из которых действуют сейчас на Востоке Украины. Или, например, боевики ИГИЛ: они не ограничены никакими законами, даже законами шариата, потому что к исламу они относятся достаточно опосредованно.

Скажу неожиданную вещь: скорее всего ислам является лишь информационным прикрытием, созданным в сетевом пространстве, для этого международного терроризма. Это метод общей сетевой или информационной войны, которая ведется в настоящее время. Это та дезинформация, ложь, подрывная информация, которая, по известным словам Кастанеды, сдвигает у человека «точку сборки». Это действительно так и есть. На Украине мы видим результат таких манипуляций, видим результат массового изменения сознания людей.

— Не допускаете ли Вы возможность массового применения химических средств воздействия наряду с использованием интернета? Ведь в предшествующие эпохи тоже была и «черная» пропаганда, и «серая» пропаганда, и «большая ложь» Геббельса, и точно так же использовались наемники. Но представляется, что такого деструктивного воздействия на людей, как в наше время, не было никогда. Мы видим, что на Украине не только незрелая молодежь, но и люди старших поколений, у которых при советской власти было рациональное воспитание и образование, вдруг в исступлении выбрасывают руки вперед и кричат «Слава Украине».

— Вы знаете, я все-таки сторонник принципа «бритвы Оккама», который гласит: «Не надо создавать новые сущности без необходимости». То, что мы наблюдаем в Украине вполне может быть описано факторами, которые нам известны и понятны. Хотя на Майдане химическое воздействие на людей производилось, и мы это знаем.

— Там использовались психотропные средства?

— Скорей всего. Разговор идет про тот самый «чай», которым угощали на Майдане. Конечно, в боевой военной фармакопее созданы особые психотропные средства, но сомнительно, чтобы их применяли массово. Для такого массового воздействия вполне достаточно информационных ударов через СМИ и интернет, что мы и наблюдаем.

Противостоять этому воздействию не могут в первую очередь молодые люди с еще неокрепшей психикой. Они восприимчивы и склонны себя отождествлять с персонажами виртуальной реальности. Они общаются с этими персонажами, но не могут различать, где виртуал — а где реал. Я часто привожу пример, о котором рассказали СМИ всего мира — как девочка в Англии была доведена до самоубийства группой сетевых троллей. На одном из форумов она спросила, как ей снизить свой вес, потому что считала себе толстушкой, и за это ее начали троллить, оскорблять, издеваться: «Убей себя! Кому ты нужна такая толстая?!»

Вот та интернет-реальность, которая создается и управляется виртуальными сущностями этих троллей. Да, за ними стоят реальные люди, но сами сущности являются виртуальными. Что такое виртуальные сущности? По сути, это отражение, чаще всего, негативной части личности, создающей их.

— Помойка сознания…

— Да. И вот такие вот сгустки «помоек сознания» выбрасываются в интернет и влияют на реальных людей. В той информационной войне, той пропаганде, которая сейчас ведется против России, мы видим, как «зашкаливают» те потоки лжи, которые запускаются такого рода искусственными личностями.

— На Западе некоторые люди доходят до того, что создают движения «Разбей компьютер!», «Разбей телевизор!». Их участники не видят иного пути для решения проблемы гипнотического информационного воздействия, которое создает из людей зомби.

— Подобные подходы эффективны для отдельных людей, но в целом для общества они мало что дают. Мы прекрасно знаем, что у нас есть Министерство связи и массовых коммуникаций и Роскомнадзор, которые следят за тем, кто в интернете что сказал, закрывают тот или иной сайт, отключают странички. Но это ничего не дает, потому что открывается другой сайт, открывается другая страничка.

Есть волонтеры «Лиги безопасного интернета», они отслеживают сайты по порнографии, педофилии, добиваются их закрытия. Это хорошая и нужная деятельность, но интернет так построен и таково сознание человека, что он все равно будет залезать туда, куда не надо. Существует масса способов обойти запреты.

— Но что же делать, как бороться с этой напастью?

— Противодействовать, причем теми же методами и в том же информационном поле, понимая, как работает интернет. Одним из методов серьезного противодействия является запуск информации, которая забивает черный негативный поток. Интернет так устроен, что, если положительной правдивой информации будет больше, то отрицательная, негативная информация уйдет. Она будет подавлена. Так вообще устроен мир.

— Да, но ложь всегда рядится в одежду правды. И для незрелого ума отличить ложь от правды, очень сложно.

— Враг хитроумен, изобретателен и изворотлив. С чем мы столкнулись сегодня на Украине? Многие молодые люди оказались подвержены фашистским идеям. Мы думали, что после Нюрнбергского процесса все это закончилось, но нет — они опять вылезли из могил и, тряся своими костями, влезают в сознание молодежи. А почему же молодежь среагировала таким образом? Да потому что, потому что за 24 последних года много было сделано по промыванию мозгов. Молодым людям с детства прививали националистическую идеологию.

И именно поэтому мы должны своих детей вырастить не безликими «гражданами мира» в духе глобализации, а воспитать их патриотами, укреплять в них традиционные духовные ценности. К примеру, о чем говорил тот же Бжезинский и другие западные идеологи? Они всегда подчеркивали, что самым главным фактором, препятствующим падению России, является православие. И мы обязаны прививать нашим детям понимание того, что мы живем в мире с другими, но у нас собственное понимание Родины. Мы себя идентифицируем как русских людей, мы живем в России, это наша страна. И таким образом мы сможем победить тот вал негатива, зла, информационных нападений, которое сейчас нацелены на нас.

— Вы подняли, это вопрос о традиционных ценностях. Возможно ли их полноценное возрождение? Многие мыслители современности пишут, что именно отрыв людей от традиционных ценностей привел к тому, что нынешнее человечество нездорово. И разве те симптомы, о которых Вы говорили — подверженность психологической и информационной обработке, огромное количество социальных болезней, самоубийств, — не свидетельствует об этом? Как различить истинные ценности и «псевдо-ценности», навязываемые в интернете?

— Что такое ценности? Например, традиционные ценности мы связываем с семьей. Но сейчас глобально идет война с семьей. Придумывается множество различных технологических уловок, вплоть до того, что провозглашаются как норма семьи с детьми-роботами, однополые семьи, уже договорились о близких отношений с киборгами. То есть идет размывание основных понятий. И это провозглашается «нормальным».

— Да, это тоже признак болезни под названием «синдром нормальности». Когда любые злодеяния и извращения можно прикрыть самой расхожей фразой: «Все нормально». Еще можно добавить излюбленное среди либералов выражение «свобода выбора». Что надо делать государству и духовным лидерам для того, чтобы воспрепятствовать валу негатива, изливающегося из интернета?

— Общество разрушается за счет подобного подхода к свободе. Меня можно критиковать, но я отношусь к свободе по принципу — твоя свобода ограничена свободой других людей. Ты не имеешь права нарушать их свободу. Что может сделать государство в этом смысле? Оно должно быть осторожным в принятии новых «ценностей», а на самом деле псевдо-ценностей, которые пытаются нам навязать через какие-то технологии воспитания, через технологии организации обучения, передачи опыта.

Потому что свободная передача любого опыта, в конце концов, сводится к разрушению всего — разрушению сознания, разрушению души человека. И, наверное, государству и церкви необходимо занять определенную позицию. Но, к сожалению, здесь есть определенное отставание, большинство людей не очень знают те методы и методики, которыми сейчас пользуются для того, чтобы влияют на сознание людей. А между тем, скорости наращиваются, появляются новые технические средства, которые отнюдь не способствуют повышению духовного состояния. С другой стороны, это все лишь железки, программы и инструменты. Почему не использовать эти инструменты против врага? Да, это опасное и жестокое оружие, но надо учиться им пользоваться.

— В сети обсуждалось сообщение о том, что американцы на один день полностью отключили интернет в Северной Корее. И даже там, при небольшом распространении сети, это привело к массовым беспокойствам, волнениям. Есть ли у США возможности, чтобы отключить Россию полностью от интернета?

— Технически это возможно. Существует семь узлов, через которые заходит интернет в Россию. Перекрыть эти каналы можно, можно сознательно спутать таблицы адресов. Хотя, вопрос, кому будет от этого хуже? Это глобальная сеть, и Россия занимает в ней значительную часть. Разрушить связи можно, но что потом? Это как с ядерной войной, ведь в ядерной войне не бывает победителей. Я не думаю, что кому-то на сегодняшний день это интересно.

— Каково Ваше мнение по поводу решения, принятого в Конгрессе США и в министерстве обороны, о создании целой армии бойцов-троллей, которые будут вести информационную войну против России.

— Это прежде всего, официальные подразделения министерства обороны США, подразделения ВВС. Они контролируют интернет, собирая информацию, анализируют эти данные. Кроме того, существуют военнослужащие, которые занимаются непосредственно внесением необходимой информации в интернет.

— Как Вы считаете, их много?

— По тем деньгам, которые выделяются — много.

— А есть ли с нашей стороны адекватный ответ?

— На сегодняшний день с нашей стороны достаточно сильного ответа нет. Проблема в том, что наши специальные службы, противодействующие киберугрозам, в первую очередь сосредоточились на защите инфраструктуры — наших атомных станций, химических и прочих объектов, которые управляются компьютерными системами. Если будут внесены какие-то вредоносные программы в управление этими системами, то мы можем получить несколько Чернобылей на нашей территории или разлив рек в результате аварий на гидроузлах, или уничтожение каких-то ГРЭС и нарушение работы энергетики и сетей. Это серьезно.

А вот, к сожалению, вопрос, связанный с воздействием на сознание людей отошел на задний план. Может быть потому, что, с одной стороны, проще заниматься защитой информации, защитой сетей, нежели вопросами идейно-политической защиты своего населения. Кроме того, подобную идейно-политическую работу ограничивает и 13 статья Конституции РФ. Так, что, к сожалению, мы здесь запаздываем. А между тем, даже Украина начинает официальное создание некой «информационной гвардии», которая будет работать против России и Новороссии. Хотя уже сейчас мы видим, что такая работа в интернете ведется с их стороны достаточно активно. У нас, к сожалению, такого на сегодняшний день нет.

Беседовал Николай ИВАНОВ

________________________________________

Биографическая справка:

Александр Александрович МИТРОФАНОВ

Эксперт по информационной безопасности

Базовое образование — инженер-авиаконструктор. Окончил Краснознаменный институт КГБ СССР им. Андропова.

Служба в ПГУ КГБ СССР.

1990-е — 2000-е годы — работа по банковской безопасности, разведке и аналитике, начальник департамента разведки и безопасности компании «Тройка Диалог». Специалист по информационным войнам и управлению репутацией в интернете, руководитель департамента информационных исследований Лаборатории перспективных разработок.


Источник: http://nacontrol.ru/natsionalnaya-bezopasnost/vojny-botov-i-trollej-konspirativnaya-logika-setevoj-borby/

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Острая тема | Просмотров: 484 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]