Главная / Ибрагим Яганов о перспективах сотрудничества казаков и черкесов

Ибрагим Яганов о перспективах сотрудничества казаков и черкесов

17.09.2013 19:14
Ибрагим Яганов о перспективах сотрудничества казаков и черкесов
Интервью председателя ОД «Хасэ» Ибрагима Яганова казачьему журналу «Казарлара» о перспективах сотрудничества казаков и черкесов

Всегда интересно как тебя и твой народ воспринимают со стороны. Впрочем, в данном случае мы предоставляем слово герою не совсем постороннему. Ибрагим Яганов – давний друг Горячеводской общины (Пятигорск), а также терцев из Георгиевска. Вместе с казаками он организовал две конных экспедиции «По следам генерала Эммануэля» от Пятигорска к Эльбрусу. Его суждения о месте казаков на Кавказе, их отношениях с горцами, политике руководства казачьих краёв всегда интересны и неординарны.

– Ибрагим, чего больше между черкесами и казаками, сходств или различий?

– Во-первых, мы многолетние соседи. Разговор начинать надо всегда с этого. Много споров идёт о происхождении казаков, но, если внимательно проанализировать казачью культуру, строй военной демократии, одежду, обычаи, найдётся немало схожего с нами. Я это объясняю тем, что всё казачье военное сословие берёт начало от черкесов, и мы являемся близкими родственниками по духу, по культуре и в генетическом плане тоже. Если же кто-то видит какие-то противоречия между нами, то я это связываю с «горячими головами», которые возмущаются, что наша одежда, черкеска, ассоциируется только с казаками.

Не только у нас, но и во всём мире происходит так, что если приехал наш кабардинский ансамбль на гастроли во Францию, многие, увидев афиши, уверены, что это кубанские казаки... Любая вещь принадлежит тому, кто её носит. Черкеску на сегодняшний день больше видят на казаках, чем на черкесах. Соответственно, все связывают черкеску с казаками, и они ее носят с гордостью и достоинством. Но тем не менее она называется «черкеска». Даже российский император считал за честь появиться в народе, одетый в черкеску.

– У казаков есть немало сторонников теории родства с черкесами. Наших предков называли «черкасы», отсюда города Черкасы, Новочеркасск, а на гербе города Чигирин, гетманской резиденции в XVII веке, красуются три перекрещенных стрелы...

– Можно много что вспомнить: шашки, оселедцы у воинов, название «касоги» для черкесов в русских летописях, название нашей страны «Касахия» в византийских документах... На наших и на ваших сайтах сотни страниц исписаны. Влияние воинской культуры черкесов на казачью огромно, лично для меня это доказанный факт. Фактор языка ведь не всегда определяющий: например, тюрки, кипчаки по языку – карачаевцы и балкарцы – являются по культуре и генетике кавказцами. Дело в другом.

Черкесы всегда воспринимали казаков, в первую очередь терцев, как соседей, как уважаемых соперников, а в ряде случаев союзников, с которыми нужно поддерживать дружеские взаимоотношения. Размен пленных шёл один к одному, в отличие от солдат русской армии. Казаки были как достойными противниками, так и достойными союзниками. Последним фактом в новейшей истории является война в Абхазии, где казаки, наравне с горскими народами, отстояли свою честь и достоинство, спасая абхазский народ от истребления.

– Мы сейчас работаем с фондами терского Войскового круга 1917-20 годов. Жаль, что этим никто не занимался за последние 20 лет. По некоторым свидетельствам, ставился вопрос о наделении кабардинцев и осетин равными с казаками правами за активную помощь в борьбе с красными.

– В период гражданской войны большую роль играла личность князя Даутокова-Серебрякова, возглавившего белое движение в Кабарде. На сегодняшний день эти значимые как для черкесов, так и для казаков события, не нашли достойной оценки. К сожалению, историю по-своему трактуют победители. Но следует иметь в виду, что «красные» кабардинцы тоже были, как и «красные» казаки. Несмотря на все противоречия, народы оставались в добрососедстве, как бы ни менялась политическая конъюнктура.

И сегодня соседство с казаками представляет для черкесов стратегический интерес из-за растущих угроз современного этапа. Меня часто называют «махровым националистом», я не скрою, что страна мечты для меня – Черкесия. Я имею право об этом мечтать, хотя это считают преступлением. Мечта – это не преступление! И я знаю, что у казаков тоже есть свои идеальные проекты.

Но в силу разных обстоятельств это нереально на сегодняшний день. Я живу в Российской Федерации, владею русским языком, у меня советское образование, я неплохо ориентируюсь во всем геополитическом пространстве России. Давайте как-то договариваться, чтобы вместе не потерять Родину. У нас есть главное – Хасэ и Круг, народная демократия. Эти понятия фактически идентичны.

– Со старейшинами шапсугов лично у меня был сложный разговор месяц назад, они припоминают казакам и Кавказскую войну, и кубанский гимн. Откуда-то это мнение, что казаки их готовы снова истреблять, и будто бы целые казачьи дивизии для этого создаются, как будто они не понимают, что нас осталось мало, и мы тоже пострадали от геноцида в своей родной стране.

– Я считаю, пора расставить точки в этих вопросах. Мало кто с кем не воевал? Что, русские и немцы считают друг друга врагами, после всего, что было? На сегодняшний день Россия и Германия – самые надежные союзники в Европе. Для меня Кавказская война – не только скорбная дата черкесского геноцида, которую мы все отмечаем 21 мая, но и фактор гордости.

Россия за 1 год расправилась с Наполеоном, за 4 года с Гитлером. А Кавказ сопротивлялся сотню лет! Был такой колониальный период. Все великие империи расширяли свои границы. Была жесточайшая война, к которой необходимо отнестись с уважением. Считаю, что об этой героической войне пора и фильмы хорошие снимать, и книги писать, это достойная часть нашей общей истории.

– Но и сейчас Кавказ для России – больной вопрос, особенно для России центральной. Тут и межэтнические проблемы, и открытое субсидирование кавказских республик за счёт русских регионов.

– В лозунг «Хватит кормить Кавказ», который мы поддерживаем, я предложил когда-то полпреду Хлопонину внести коррективу: «Хватит кормить чиновников Кавказа». Народ никто и никогда не кормил. Во все времена он кормил себя сам. Все субсидии и дотации уходят в карман «элиты», и если бы изменили это положение, мы стали бы не привлекательными для них, и они уехали бы в свои зарубежные виллы, а мы бы стали спокойно жить и работать.

Но может получиться и обратное: когда этой «элите» платить прекратят, когда вдруг, как поётся, «закончится нефть» (а это случится!), нас попросту натравят друг на друга, чтобы прикрыть свои бизнес-интересы.

Тогда всё, что здесь созрело недовольного, недокормленного, хлынет на север, в Россию. От нас, от Дагестана, от Чечни, через Ставрополь и Краснодар. И мы все окажемся под копытом в полном смысле этого слова. Пора казакам, черкесам, балкарцам и другим народам объединиться, чтобы задуматься о своем будущем.

– То есть горцы видят в казаках фактор стабильности?

– Казаки были связующим звеном между горцами и соседними народами. Я уверен, что в Кабарде мы отобьёмся от навязываемого нам радикализма. Единственное, что может удержать весь Кавказ от катастрофы, – это сплочение и консолидация здоровых сил для противостояния возникающим угрозам. Каждое сообщество должно быть сильным и конкурентоспособным в моральном, экономическом и политическом плане.

Казакам надо быть сильнее внутренне и уметь искать союзников не только в Кремле.

Любой патриот, который начинает говорить о национальных интересах своего народа, сразу попадает в разряд «националистов-фашистов». Но как разделить грань между патриотом и националистом. Кто это определяет? Неужели, снова, как в басне Крылова – сильный? Человек, который не любит свою национальность, свою культуру и свою Родину, не может любить ничего другого. Космополитизм в угоду властям здесь не уместен. Здоровый патриот всегда готов идти в контакт с патриотами других национальностей, так как он понимает, что благополучие своего народа напрямую зависит от благополучия других братских народностей, живущих рядом. Если твой сосед голоден, у достойного человека кусок хлеба не пройдет в горло.

Кавказ по-прежнему относится с уважением к казакам, и даже если позиции казаков были утрачены на Восточном Кавказе, от Дагестана до Ингушетии, они ещё сильны в остальной части Кавказа, в том числе в черкесских республиках. Тот факт, что Русская Православная Церковь выделила эти области в Пятигорскую и Черкесскую епархию является символичным. Церковь мыслит более вечными категориями, чем государство. На этих территориях казаки ещё могут сыграть свою роль на объединение.

– Помимо Горячеводска и, например, Георгиевска, у вас налажено куначество с казачьими общинами?

– С казаками КБР, прохладненскими, очень тяжело идёт контакт. Реестровые казаки привыкли всё делать с оглядкой на руководство республики, которое считает нас, «Хасэ», оппозицией. То, что мы в тесном контакте с Горячеводском, уже должно быть хорошим знаком для наших казаков.

Снова повторюсь. Меня привыкли тут выставлять «больным черкесским националистом». Но здоровый национализм должен присутствовать в наших отношениях обязательно. Без этого теряется самоидентификация и целый пласт культуры. Хотя даже стадо как-то идентифицирует себя. Пусть будет русский национализм, казачий национализм, черкесский. Сначала идентифицируем, найдём себя, а потом найдём контакт. То, что в настоящий момент черкесы и казаки начали сближаться и искать точки соприкосновения, говорит о том, что процесс идет в правильном направлении. Но не всем это нравится.

– Какой пример применимости сегодня черкесских традиций можно привести?

– Множество. Они все актуальны, и наша молодёжь уже понимает это. На нашей территории можно хорошо жить именно в соответствии с черкесскими традициями, которые во многом идентичны с казачьими.

Например, если проанализировать даже время жестокой Кавказской войны, у нас большинство мужчин, если не погибали в войне, то жили в среднем по 90 лет и больше. Дело не только в кавказском климате, питании. Ритм жизни черкесского воина, уорка, измерялся 20-летиями. С 10 лет мальчика отдавали в семью другого уорка, который пользовался уважением и доверием. Он там получал воспитание вдалеке от отца. Таким образом обеспечивалось соблюдение субординации между поколениями. Отсюда минимум конфликтов отцов и детей...

В 20 лет он становился совершеннолетним, приезжал к отцу, получал коня, оружие и сам становился воином. И затем 20 лет воевал, добывал себе собственное славное имя. Только к 40 годам, уже зрелым человеком, получал право жениться. В зависимости от его репутации за него могли выдать ту или иную девушку... Вскоре появлялся сын, и снова всё шло по кругу. К 60 годам сын вырастал, старый уорк уходил на покой, мог посвятить себя религии, заняться торговлей или политикой. В этом был ритм целых поколений!

В человеке всегда борются животное начало и начало человеческое. Если человек живёт животными корнями, а не культурой, обычаями своего этноса, он рано созревает, но и рано увядает. Это мы нередко наблюдаем сейчас. Сейчас если человек перешагнул 60-летний рубеж, уже считается пожилым. Очень многие до этого просто не доживают.

– И эти доводы понимают люди, далёкие от кавказской культуры?

– Я недавно в Москве говорил с политологом Андреем Епифанцевым. Он меня спрашивает: «Чего хотят черкесы?» Я отвечаю: «Жить в нормальном правовом государстве, где будут обеспечены их права и свободы». Он удивляется: «Так этого все народы хотят!» А я ему: «Андрей, а почему вы считаете, что черкесы должны хотеть чего-то особого?» Если у нас это будет, все вопросы будут решены...

Республика погрязла в коррупции, клановости, а у нас не российская губерния, здесь все друг друга знают, всё на виду. Нет социальных лифтов, люди, особенно на селе, лишены всякой перспективы. Отбирается последний кусок хлеба – традиционные занятия кабардинцев сельским хозяйством. Вместо этого огромные тепличные комплексы и итальянские сады с «резиновыми» яблоками-мутантами, которые показательно высаживают вдоль трассы «Кавказ».

Руководство республики разработало новую концепцию, при которой землей должны владеть «эффективные собственники». Что это за «эффективные собственники» – думаю глубоко философствовать не нужно. Это сам глава республики и его команда. Сформированный главой республики Парламент дозаседался до того, что пытается принять закон, по которому все спиртоводочное производство республики будет дотироваться из бюджета! А народ, как «неэффективный собственник», предоставлен себе и вынужден выживать в существующих условиях, лишенный всякой государственной поддержки.

Для нас, черкесов, если государство, в котором мы живем не называется Черкесия, а это сегодня нереально в силу экономических, демографических и политических причин, это не принципиально важно. Важно, чтобы мы в этом государстве себя чувствовали комфортно и имели перспективу на развитие.

– Кубань припугивают иногда возвращением черкесов-мухаджиров. Якобы из Сирии десятки тысяч готовы вернуться.

– Такие заявления раздаются, но вернутся не десятки тысяч, а значительно меньше. Много ли вернулось из эмиграции казаков? Играют роль и ассимиляция, и другие факторы. У России большие демографические и экономические проблемы. Идет большой поток миграции из стран средней Азии. Это обусловлено большой потребностью в рабочей силе и инвестициях. Черкесы из диаспор являются нашими соотечественниками, и было бы просто справедливо, если бы им создали нормальные условия для возвращения на историческую родину.

Этот процесс идет последние 20 лет и продвигается очень тяжело. За этот период, из среды репатриантов не было ни одного преступника. Более того, они приносят новые технологии, инвестиции и очень близки нам менталитетом. Никакой угрозы этот процесс не представляет.

Россия должна быть комфортной страной для всех, кто хочет вернуться на Родину, будь то черкесы, казаки или кто-либо еще из соотечественников. Пока получается так, что люди уезжают с Кавказа, и не только русские или казаки. Наша молодежь уезжает в Москву и там остается. Надо сделать наш регион привлекательным для жизни. Это цель черкесских национальных общественных объединений. Думаю, этого хотят все, и мы ищем союзников.

– Вернёмся к казачьему вопросу. Как относятся горцы к появлению казачьих дружин в Краснодарском крае, вернее – к декларированной губернатором цели их появления?

– Заявление Ткачёва – провокация в первую очередь против самих казаков. И тут та же проблема, когда регион руководством рассматривается не как место жизни твоего этноса, а как бизнес-проект. Если власти прекратят продавать кавказцам недвижимость и прописку, на чём богатеют все краснодарские и ставропольские чиновники, думаю, эта проблема будет разрешена.

Горцы ведь не захватывают землю и недвижимость в Краснодарском и Ставропольском крае, они их покупают! На это они имеют право, все они являются гражданами Российской Федерации. И никто из них, даже под угрозой казачьей полиции, просто так ничего отдавать не собирается. Все будут стоять на смерть за своё добро.

По всей вероятности, власти Краснодарского края при помощи казаков хотят забрать обратно всё, что они уже успели продать, а потом перепродать по второму разу. И сколько крови казаков и кавказцев должно пролиться, чтобы хозяева края стали ещё богаче? Думаю, в ближайшее время казаки сами с этим разберутся.

ЭКО «Казарла», беседовал Дмитрий Ковалёв, терский казак ст. Вознесенской.


Источник: http://www.natpress.ru/index.php?newsid=8381

Внимание! Мнение редакции КИАЦ может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Российское казачество2 | Просмотров: 908 | Добавил: Ст-администратор1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]