Воскресенье, 17:14
Главная » 2013 » Август » 9 » Возрождаем казачество. Какое?

Возрождаем казачество. Какое?

09.08.2013 00:12
Возрождаем казачество. Какое?

Подписчикам на рассылку КИАЦ «Интернет о казаках», кроме регулярных обзоров наиболее интересных публикаций о казачестве, время от времени поступают «Оперативные оповещения». Это сообщения о появлении острых публикаций, о происшествиях, в которых фигурируют представители казачества, назревающих событиях и т.п. В число таких острых публикаций сегодня попала статья Сулима Ахтынского «Казацкая этнопреступность на Кубани».

В «Оперативном оповещении» дан некоторый комментарии к этой статье со стороны КИАЦ. Ниже мы приводим его текст, чтобы ознакомит с ним не только подписчиков на обзоры, но и вас – наши уважаемые читатели сайта «Казачий информационно-аналитический Центр».


Появление подобных статей, в которых российское казачество будет преподноситься чем-то вроде преступной этнической группировки под государственной крышей, следовало ожидать. Учитывая особенный состав наших подписчиков, нет смысла объяснять, почему такие статьи сейчас начнут появляться все чаще.

Причины эти сходны с теми, по которым СМИ несколько недель полоскали «изнасилованного казака».

Не имея времени делать пространный комментарий и приводить обоснования того, что еще следует ожидать, ограничусь несколькими абзацами.

По информации, которая поступает в КИАЦ, что называется «с мест», от казаков и атаманов, вращающихся в гуще событий казачьей жизни, отбор членов казачьих обществ для несения государственной службы, в том числе по участию в охране общественного порядка ведется подчас путем верстания в казаки едва ли не первых попавшихся лиц. В результате «казаками» нередко становятся люди ничего общего кроме казачьей формы с казачеством, как таковым, не имеющие. К примеру, в некоторых достоверно известных КИАЦ случаях, в состав казачьих народных дружин попадают граждане, находящиеся в федеральном розыске в связи с совершением уголовных преступлений. К чему это будет проводить, особенно там, где сами сотрудники полиции не являются примером в соблюдении законности, догадаться не сложно. По понятным причинам приток подобного контингента наиболее высок там, где есть или намечается финансирование.

Особенно неприятный прогноз может быть сделан в связи с тем, что в отличие от буйных 90-х, когда возрождение казачества только начиналось, сейчас в его рядах состоят бывшие военнослужащие, участвовавшие не только в Афганской войне, но пролившие кровь наших российских соотечественников в так называемых «горячих точках». Большая часть из них были и остались настоящими войнами и защитниками своей страны. Но не все. И вот эти «не все», вместе с преодолением существовавшего ранее табу на то, чтобы навести мушку оружия на гражданина России, готовы перенести огонь этих «горячих точек» туда, где им скажут. Понятно, что в этих точках велась война против преступников, бандитов и т.д. Но есть еще моральный аспект. Тот самый барьер, который ломается во время гражданских войн. Почему, к примеру, старые кадры полиции из времен советской милиции, как мне рассказывал один из ее сотрудников, прямо заявляли начальству, что готовы уволиться, но не будут выполнять приказы, если их направят на силовое подавление народных выступлений. И вместо них посылали других - «новых полицейских». К «новым полицейским» сейчас добавляют «новых казаков». Их так и называют – «нью казаки». Желающих повести в бой за НАШУ победу нью казаков, структурированных в разного рода общества и организации, уже видно невооруженным глазом.

Самое главное, что ответственность за последствия лежит не на казаках, а на тех, кто взялся руководить процессом их возрождения.

В связи с изложенным, хотелось бы серьезно поговорить с тем, что все-таки понимается под термином «российское казачество». К нему по официальной формулировке, изложенной в N 154-ФЗ от 5 декабря 2005 года «О государственной службе российского казачества», относиться только члены казачьего общества, которые «в установленном порядке приняли на себя обязательства по несению государственной или иной службы». Весьма приблизительно это около 5% тех, кто называет себя казаками. Когда речь идет о «возрождении» российского казачества то, следуя данной формулировке, именно эти 5% и пытаются возродить. Как именно возродить или что именно возродить – тоже довольно «темная» тема. Навряд ли имеется в виду в буквальном смысле возродить казачье сословие, которым оно и было в период наибольшего своего расцвета в царской России. Тогда что?

Разговор на эту тему вчера был начат во время встречи руководителя КИАЦ с директором Департамента государственной политики в сфере межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации А.В. Журавским в рамках подготовки интервью для КИАЦ на тему признания казаков народом (фото ниже).

Александр Журавский и Алексей Зборовский

Некоторые заслуживающие внимания эпизоды состоявшегося разговора будут опубликованы на нашем сайте в ближайшие два-три дня.

Возможно, удастся найти ответы на поднятые выше вопросы на заседании Коллегии Минрегиона России, запланированном на 20 сентября 2013 года в г. Астрахани, в ходе которого планируется обсуждение вопроса «О ходе реализации стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года».

Руководитель КИАЦ Алексей Зборовский


Приглашаем поделиться мнением по проблемам, затронутым в публикации «Казацкая этнопреступность на Кубани», на форуме КИАЦ.

Категория: Спецраздел новостей | Просмотров: 1880 | Добавил: Сталкер | Теги: российское казачество, казаки, возрождение казачества, казацкая этнопреступность | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]